Ещё раз о психоневрологическом интернате в Углегорске: может ли мнение народа что-то решить?

1346

Министр социальной защиты Сахалинской области Елена Касьянова в режиме видеоконференции провела в Углегорске приём граждан по личным вопросам. Объявление о записи на приём в «Углегорских новостях» было опубликовано за неделю до встречи. Однако с самого начала в организации и проведении конференции что-то пошло не так…

Строгий отбор
Как сообщили пришедшие на конференцию люди, по двум указанным в газете номерам телефонов отделения «Центра социальной поддержки Сахалинской области» по Углегорскому району многие не могли дозвониться. Чтобы попасть на встречу с министром, некоторые звонили напрямую в Южно-Сахалинск, в министерство соцзащиты. Узнав, с каким единственным вопросом активисты района собираются обратиться к министру, местные специалисты соцзащиты начинали задавать множество вопросов:

— Лично у меня спрашивали о моём семейном положении, — говорит председатель общественного совета при УГП Любовь Кузьмина. — Уточняли: служил ли муж в горячих точках, где работают дети, хочу ли я дальше работать… Для чего были эти расспросы — непонятно.

Чтобы записаться, а точнее — пробиться на приём к министру, у людей ушло несколько часов, а то и дней. Ощущение, что их не хотят видеть, не покидало углегорцев до самого дня встречи с Касьяновой. Проведение видеоконференции было назначено на четверг 14 июля, на 14:00. Многие отпросились с работы, готовились к встрече, как вдруг в среду вечером оповестили, что приём переносится с 14:00 на 09:30. В итоге несколько общественников района не успели приехать, пришло всего шесть человек.

Неудобный вопрос
Так какой же вопрос от жителей Углегорского района смог так напугать чиновников? Какая тема стала для министра неудобной? Мнение большинства жителей Углегорска озвучила в начале приёма Любовь Кузьмина:
— Углегорцы не согласны с перепрофилированием детского дома в психоневрологический интернат. Таково мнение народа. Считаем, что к решению вопроса подошли формально. А главное — пренебрегли мнением жителей города.

DSC_2154Активисты района рассказали Елене Касьяновой, что после того, как в «Углегорских новостях» одна за другой вышли публикации о судьбе детского дома с официальным комментарием замминистра Любови Орловой, а затем — интервью с Еленой Касьяновой, в общественный совет при УГП стали поступать петиции от углегорцев. Люди выражали своё возмущение таким, по их мнению, беспардонным отношением властей к народу.

— Слухи о закрытии детского дома поползли ещё зимой, а перед фактом народ поставили только в начале лета, — сказала Людмила Васецкая. — И то люди узнали об этом благодаря местной газете. Руководители областного министерства соцзащиты даже не сделали вид, что с мнением людей хоть немного считаются и уважают его.

Кстати, по словам главы Углегорского района Тамары Конновой, районная администрация получила официальное уведомление из министерства о перепрофилировании детского дома также только в начале июня.

Действительно, почему перед принятием столь важного для нашего района решения область не посчитала нужным заранее ознакомить с ним руководство района и население города? Проще говоря, тех, кто будет жить рядом с людьми, чьё психическое здоровье вызывает у многих страх и немало вопросов. Почему не разъяснили, не успокоили? Почему только поставили перед фактом, и в тот момент, когда в здании бывшего детского дома уже вовсю идут подготовительно-ремонтные работы, и заезда первых 30 жителей интерната ждут со дня на день?

Отвечая на первые вопросы активистов, Елена Касьянова выразила недовольство озвученной темой:
— Вообще-то у нас сегодня намечался приём граждан по личным вопросам, а не конференция. Мне казалось, что во время приезда председателя правительства в июне я ответила на все вопросы по этой теме.

Далее Елена Николаевна пояснила, что встреча «усечённого плана» с представителями народа и власти в Углегорске в её плотном рабочем графике назначена на конец июля — начало августа. Только будет ли толк от этих «усечённых» встреч, сомневаются углегорцы, ведь к 1 сентября интернат уже должен быть заселён.

Затем Елена Касьянова озвучила то, что было известно из её комментариев ранее. Будущий интернат — не диспансер, здесь не лечат, а оказывают социально-реабилитационные услуги. Решёток на окнах не будет, потому что его обитатели не опасны для общества, заверила Касьянова. Рассказала о большой очереди в Сахалинской области в дома-интернаты — порядка 450 человек, 40 из них — жители Углегорского района. Напомнила и о поручении президента — к 2018 году ликвидировать очерёдности в социальные учреждения. Вновь услышали общественники и об «эффективности расходования бюджетных средств». По словам министра, два года назад здание углегорского детского дома было передано в распоряжение области, так как затраты на его содержание для района были очень большими.

Район опоздал?
На приёме активистки озвучили насущные проблемы, которые можно было бы решить за счёт добротного здания закрывшегося детского дома. Например, для разгрузки школ от вторых смен — разместить там начальные классы. Или решить проблему с большой очерёдностью в детские сады. Кроме того, району также необходим центр для временного содержания детей, чьи родители лишены родительских прав либо попали в трудную жизненную ситуацию. Можно было бы перевести сюда интернат для одиноких престарелых людей, которые сейчас живут в Шахтёрске в не очень комфортных и стеснённых условиях…

На эти предложения Елена Касьянова ответила чётко и кратко:
— Район опоздал. Решение уже принято. Считаю, что в то время, когда невооружённым глазом было видно, что здесь пустуют площади, местные власти не проявили к нему должного внимания. Если бы своевременно было заявлено о том, что есть проблема с местами в детские сады или что на базе детского дома в другом крыле можно разместить классы начальной школы или другие учреждения, мы бы приняли нужное решение. Где руководители и общественники были раньше?..

А затем добавила нечто ну совсем противоречивое:
— Если бы обращения углегорцев стали поступать, скажем, в феврале, их бы учли при мониторинге и выборе места под психоневрологический интернат. Но скажу сразу: на наше решение это бы всё равно никак не повлияло, потому как оно единственно правильное…

Выходит, у углегорцев с самого начала не было никаких шансов изменить ход событий, и пришедшие на приём это хорошо поняли.

Каждый остался при своём
За два с половиной часа разговора взаимопонимание так и не было достигнуто. Елена Касьянова так и не смогла успокоить общественников по поводу возможного криминала со стороны будущих жителей интерната. А на вопрос: «Возьмёте ли на себя ответственность, если, не дай бог, причинят вред нашим детям?», ответила:
— Какой-то суицидный случай сложился сегодня в Углегорском районе…

Единственное, что изменилось за несколько часов общения, так это отношение министра к своим оппонентам. Поняв, что углегорцы настроены решительно и их возмущение не удастся погасить, Елена Касьянова в корне изменила тактику, сказав: «Нам такие активные люди нужны!»DSC_2145— Я бы вам предложила должность директора интерната, — обратилась она к Александре Пименовой, — но, к сожалению, у вас нет высшего образования. Вы человек очень активный, подберём вам другую должность. Сегодня работа по подбору руководящих кадров ведётся. Я скоро приеду и готова встретиться с вами лично.

Ещё министр заявила активистам о готовности организовать для них познавательную поездку в один из психоневрологических интернатов области, чтобы они лично убедились: люди там живут неопасные и трудолюбивые. Почему нельзя это было сделать раньше — до того, как общественность взбудоражилась? Настолько, что активистки-общественницы собираются и дальше отстаивать интересы своего города. После встречи с министром соцзащиты они намерены обратиться к губернатору Сахалинской области и продолжать отстаивать интересы населения на всех уровнях власти…

Снежанна Соколова
Фото автора
Видео Алексея Пудовкина

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.