В углегорском общественном совете по работе с «трудными» семьями подвели итоги работы за второй квартал

388

Директор на С. не нарадуется: работает с душой, ответственно, моет чисто. Не работник — просто загляденье. Только вот…

— Сорвалась она у меня недавно, — говорит куратор женщины. — С пятницы расслабляется, в воскресенье отсыпается и с понедельника — на работу. Такой вот режим.

С. — многодетная мама. Ещё недавно стояла на учёте в общественном совете по работе с неблагополучными семьями при администрации района. На прошлом заседании с учёта была снята, потому что прошла реабилитацию в Южно-Сахалинске, пролечилась от алкогольной зависимости, устроилась на работу. Кажется, всё наладилось. И вот — срыв.

Общественный совет по работе с семьями, оказавшимися в социально опасном положении, собирается раз в квартал и решает насущные вопросы: кого взять под своё крыло, кому назначить куратора или оказать материальную помощь. В зоне внимания — 36 семей, где подрастают 66 детей... Общественная организация подвела итоги работы за второй квартал.

2016_06_27_3

— Мама в настоящее время лечится, — докладывает собравшимся обстановку в другой семье главный специалист отдела опеки и попечительства управления образования УМР Марина Кавун. — Дети пока в доме ребёнка. Если всё пройдёт нормально, семья воссоединится. Лечащий врач говорит, что мама старается, режим не нарушает.

После лечения совет подбирает таким матерям кураторов-общественников, которые следят за тем, чтобы родители снова не потянулись к бутылке, ведь пьянство — главная причина семейного неблагополучия. Дело это непростое — между куратором и родительницей должно быть доверие. В этот раз куратор потребовался сразу двум женщинам. Для одной найти его труда не составило.

— Не хочется лишать её прав, как мать она хорошая, когда не пьёт. Если не попытаться ей помочь, может дойти до лишения родительских прав, — говорит Марина Вячеславовна.

А вот для другой…

— Характер склочный, — характеризуют мамашу собравшиеся, — не всякий найдёт к ней подход.

На заседании комиссии решаются вопросы и по выделению материальной помощи. У семьи, живущей в частном доме, сгорел котёл. Купить новый не на что: цена вопроса — 42 тысячи рублей. Собрав необходимые документы, люди обратились в комиссию за материальной помощью.

— Решение приняли положительное. Выделили 30 тысяч: 15 тысяч на семью и по 5 тысяч на каждого её члена. Они уже и котёл заказали, — докладывает председательствующий.

Впрочем, нуждающимся может помочь каждый. После публикации в «Углегорских новостях» информации о мартовском заседании совета в отдел опеки пришёл мужчина. Представился Николаем и спросил, чем может быть полезен.

— Теперь он каждый месяц приносит нам три одинаковых набора продуктов: чай, масло, крупы, сахар, конфеты, — говорит специалист отдела. — Мы их передаём в семьи, где есть дети-инвалиды.

Правда, доброе дело было омрачено: в магазине, где Николай покупал продукты в первый раз, его банально обсчитали. Тогда уже в другой торговой точке продавцам объяснили, кто он и для чего приобретает продукты. Теперь Николаю продают всё самое свежее и считают без обмана. А те продавцы, которые поступили так некрасиво, сами себя лишили постоянного покупателя.

Продукты, книги, одежда, даже мебель. Одни не знают, куда всё это деть, другим — требуется позарез. Найти друг друга можно там же, в отделе опеки, позвонив по телефону 8 (42432) 43-446 или 8 (42432) 43-780.

Снимать с учёта на этом заседании никого не стали: пока некого. Напротив, возможно одним тревожным адресом станет больше. Общественный совет продолжает работу.

Елена Баева
Фото автора

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.