«Директор МУП „Шахтёрсккомсервис“ Оксана Буштец написала заявление об увольнении по собственному желанию с 31 мая, — сказал корреспонденту „Углегорских новостей“ глава администрации ШГП Алексей Крупевский. — Исполнять обязанности директора стал её заместитель Игорь Вавилов».

Эта новость, мягко сказать, удивила: почему после года руководства Оксана Васильевна покинула свой пост, оставив нерешёнными многие проблемы и в первую очередь не закрыв долги по зарплате? Рабочие «Шахтёрсккомсервиса» считают, что её срочное увольнение — это единственный выход избежать уголовной ответственности по ст. 199 УК РФ (уклонение от уплаты налогов и (или) сборов с организации). Кроме всего прочего, вторая часть этой статьи грозит крупным штрафом, принудительными работами на срок до пяти лет либо лишением свободы до шести лет.

Без финансового оздоровления не обойтись
Ситуация с зарплатой в «Шахтёрсккомсервисе» за последние месяцы несколько стабилизировалась — 3 июня погашены долги за апрель и выдан аванс за май. Тем не менее Алексей Крупевский считает, что предприятию срочно требуется финансовое оздоровление, которое, естественно, повлечёт за собой сокращение численности штата.

Чтобы как можно быстрее прийти к этому оздоровлению, глава администрации ШГП перед отпуском написал обращение в министерство ЖКХ Сахалинской области с просьбой провести в «Шахтёрсккомсервисе» аудиторскую проверку. По мнению Крупевского, тщательная проверка финансово-хозяйственной деятельности предприятия областными специалистами покажет: быть предприятию банкротом или нет. Кстати, из-за долгов по налогам, кроме «Шахтёрсккомсервиса», к процедуре банкротства готовятся ещё две управляющие организации Шахтёрска.

— Ещё я обратился в область с просьбой подобрать кандидатуру на должность директора «Шахтёрсккомсервиса», — сказал Крупевский. — О том, что должность руководителя свободна, мы дали объявление в СМИ, новый директор будет избран на конкурсной основе.

В то время как руководство «Шахтёрсккомсервиса» для своего финансового оздоровления готовится к вынужденному сокращению сотрудников, по словам главы поселения, «выплат на пособия по сокращению в тарифе не предусмотрено», и, похоже, в этой ситуации без судебных разбирательств не обойтись.

— В первую очередь сокращение коснётся пенсионеров, — уточнил и. о. директора МУП «Шахтёрсккомсервис» И. Вавилов. — И будут уволены те, кто не прошёл обучение и работал с липовыми удостоверениями. Всего у нас работает 207 сотрудников, 60 из них — сезонники.

По словам нового руководителя, в прошлом году «Шахтёрсккомсервис» расстался с четырьмя машинистами насосных установок, которые вместо того чтобы пройти обучение, предъявили руководству поддельные удостоверения. Правда, по словам Вавилова, две уволенные сотрудницы прошли обучение и их приняли вновь. В этом году по той же причине были уволены ещё две женщины.

— После года работы «Шахтёрсккомсервиса» мы сделали запросы в учебные учреждения, где они якобы обучались, однако оказалось, что таких заведений просто не существует. В самое ближайшее время я напишу заявления в полицию по факту мошенничества и в прокуратуру, чтобы дело не спустили на тормозах. Будем взыскивать с мошенников ущерб.

В свою очередь уволенные работники предприятия решение руководства оспаривают, пишут жалобы в Государственную инспекцию труда в Сахалинской области и прокуратуру.

Я за себя постою!
2016_06_10 (2)Не собирается так просто сдаваться и машинист насосных установок пенсионерка Ольга Семёнова, которую бывший директор Оксана Буштец уволила приказом от 1 апреля этого года «в связи с истечением срока трудового договора». С приказом об увольнении Ольга Сергеевна была ознакомлена 27 мая, спустя почти два месяца после увольнения.

Странно, но руководитель предприятия не приняла в расчёт то, что на момент увольнения её сотрудница находилась на больничном. А главное — О. Буштец проигнорировала, что травму машинист насосных установок получила на производстве во время дежурной смены.

— 30 марта в конце дневной смены на водостанции, — рассказывает Семёнова, — я поскользнулась у входа в тамбур и упала на спину. Ударилась так сильно, что повредила позвоночник.

По её словам, талая вода с крыши каждый год заполняет тамбур и заливает пол в машинном зале водостанции, принадлежащей МУП «Шахтёрсккомсервис». За техникой безопасности на рабочем месте никто не следит, в здании нет даже элементарной аптечки для оказания первой медицинской помощи. После падения коллеги дали Ольге Сергеевне болеутоляющее, а после дежурства супруг отвёз её в травмпункт УЦРБ, откуда женщину сразу госпитализировали с повреждением позвоночника. О своей травме Семёнова в этот же вечер оповестила начальника службы водопроводного хозяйства М. Голдынского. С 30 марта и по сей день женщина находится на больничном. В больнице пострадавшую навестил сотрудник полиции и взял показания по случаю производственной травмы. И только через месяц, 21 апреля, к Ольге Сергеевне в больницу пришла специалист по технике безопасности «Шахтёрсккомсервиса» Кристина Буштец. Вот как вспоминает об этом пострадавшая:

— Я этого специалиста за весь год работы на новом предприятии в глаза не видела. Да и о таком понятии, как техника безопасности, у нас давно забыли. На водостанции специалист ТБ никогда не была. Расписываемся только раз или два в год в каких-то книгах, что инструктаж якобы прошли. Раньше мы каждый год сдавали экзамены, чтобы подтвердить свою квалификацию… Кристина Буштец записала мой рассказ на листок и дала мне расписаться.

— На предприятии давно сложилась ситуация, когда все всего боятся. О том, что меня уволили, мне сначала шепнули коллеги, начальство молчало почти два месяца. И только недавно, когда я принесла больничный лист, сотрудница отдела кадров сообщила, что меня уволили по причине истечения трудового договора, то есть
1 апреля. Выходит, что меня уволили задним числом, хотя перед травмой и моим уходом на больничный уже был составлен график дежурств на апрель, куда я была включена.

...В ООО «Коммунальщик» Ольгу Сергеевну приняли в январе 2003 года. Месяц отработала учеником, потом её перевели машинистом насос-
ных установок — сначала второго, позже третьего разряда. На своём месте женщина пережила несколько предприятий, которые то и дело меняли названия. С ноября 2003 года «Коммунальщик» переименовали в Шахтёрское МП КХ, с февраля 2006-го — это уже МП «Жилкомплекс-Шахтёрск», с 2010-го — МУП «Тепло-водо-снабжение», с 2013 года — МУП «Энергокомплекс», а с 1 апреля 2015-го — МУП «Шахтёрсккомсервис».

Вместе с названиями один за другим менялись руководители, а в это время рабочие продолжали выполнять свои обязанности. За 14 лет работы на предприятии у машиниста насосных установок Ольги Семёновой нет ни одного нарекания или дисциплинарного взыскания, а в трудовой книжке — благодарности и отметки о награждениях. Почему руководство «Шахтёрсккомсервиса» так легко расстаётся с людьми, которые являются надёжными и грамотными сотрудниками? Этим вопросом сегодня задаются те, кто верой и правдой отработал на предприятии много лет.

— При новом руководстве о человеческом отношении к сотрудникам в «Шахтёрсккомсервисе» речи не идёт, — говорит Ольга Семёнова. — Людей увольняют, ссылаясь на законы, а сами их не выполняют. По моей травме до сих пор не проведено расследование. Когда я спустя два месяца после травмы спросила у Оксаны Буштец про акт о случившемся, она сделала вид, что только сегодня об этом узнала. Поэтому я написала заявление на имя главного госинспектора труда по Сахалинской области Валерия Козылбаева, надеюсь, что хотя бы он поможет мне подготовить документы для обращения в суд. Хочу восстановиться на работе и взыскать с предприятия ущерб за производственную травму.

Врачи хирургического отделения углегорской ЦРБ говорят, что Ольге Сергеевне придётся ходить в корсете как минимум ещё месяца три.

А по закону — так
Что касается законной стороны вопроса, то работодатели Семёновой как минимум нарушили по отношению к своему работнику два пункта Трудового кодекса РФ. В последнем абзаце ст. 81 ТК чётко говорится, что «не допускается увольнение работника по инициативе работодателя… в период его временной нетрудоспособности и в период пребывания в отпуске». Исключение делается только для ситуации, когда организация-работодатель ликвидируется. А ст. 227 регламентирует расследование и учёт несчастных случаев, «происшедших с работниками... участвующими в производственной деятельности». Причём акт о несчастном случае должен быть составлен в течение трёх дней — это при лёгкой травме, а при тяжелой, как в случае с Ольгой Семёновой, — максимум в течение тридцати дней. Только все сроки давно прошли.

Понятно, что ни один работодатель не желает признавать травму сотрудника производственной. Но в этом случае на помощь также можно призвать закон — ст. 231 Трудового кодекса РФ. Люди в таких ситуациях вправе обратиться с заявлением в Государственную инспекцию труда в Сахалинской области. К заявлению следует приложить документы — медицинские заключения, фотографии с места происшествия и тому подобное. Травмированный работник также вправе обратиться в суд с заявлением об установлении факта повреждения здоровья в результате несчастного случая на производстве. Если работодатель скрывает несчастный случай, он может быть привлечён к административной ответственности.

Когда наступит оздоровление?
Перед уходом в отпуск глава администрации ШГП Алексей Крупевский сказал корреспонденту «Углегорских новостей», что по приезде даст подробный комментарий о ситуации на указанном предприятии. Произойдёт ли к этому времени финансовое оздоровление, о котором мечтают все работники МУП «Шахтёрсккомсервис», или финансово-хозяйственный хаос затянется? Об этом мы обязательно вам расскажем.

Снежанна Соколова
Фото автора

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.