Фронтовичка и узница концлагеря — война в их девичьей судьбе

701

9 Мая — священный для нашей страны праздник. В этот день мы вспоминаем тех, кто отдал свою жизнь за свободу и независимость Родины.

К сожалению, всё меньше остаётся вершителей Великой Победы. Сегодня в Углегорском районе проживают 6 участников Великой Отечественной войны, 31 вдова участников ВОВ, 39 тружеников тыла, 4 бывших узника концлагерей. Каждый из них — живой свидетель истории, очевидец народного мужества и беззаветного героизма.

Подвиг советского народа не меркнет с течением времени. Напротив, чем дальше от нас те роковые сороковые, тем глубже мы сознаём его величие.

Нехрупкий «фронтовой дуэт»

Мария Васильева в годы Великой Отечественной войны

В День Победы немногие ветераны выйдут на улицы населённых пунктов Углегорского района. Из-за возраста некоторым из них уже тяжело принимать участие в шествиях и различных торжественных мероприятиях. Останется дома и участница Великой Отечественной войны Мария Исаковна Васильева из Шахтёрска.

На следующий день после праздника, 10 мая, ей исполнится 94 года. Говорят, не принято поздравлять человека заранее. Но ветерану пожелать здоровья хочется всегда, хочется поблагодарить его за Победу.

Свою историю Мария Исаковна передала дочери Светлане Болотиной. Это рассказ о юности и молодости, тяжелейшем военном времени…

Родилась Мария Васильева в 1925 году в Белоруссии (ныне Республика Беларусь), в небольшой деревеньке с милым названием Микуль-Городок. Когда началась Великая Отечественная, ей было всего 16 лет. Первые тяготы войны Маша перенесла в деревне: брата отправили на фронт, а она с двумя младшими сестрёнками работала в поле, трудилась, себя не жалея.

В начале 1943-го Маша с подругой Тоней попала в действующую армию и сразу — на фронт.

— Через деревню проходила воинская часть. Командир сказал, что не хватает женских рук, нужно стирать и готовить для солдат. Поскольку в семье было три дочери, старшую Машу взяли в часть. Её мама кинулась в слёзы, но делать было нечего. Девушка вместе со своими однополчанами отправилась на передовую, — рассказывает С. Болотина.

Заметив расторопность и добрый нрав Маши, её практически сразу же направили работать в медчасть. Она ассистировала хирургу во время операций, ухаживала за ранеными. Так в заботе о них дошла до Германии.

— Все медсанчасти располагались недалеко от линии фронта, поэтому бомбили поблизости круглосуточно. Я спрашивала у мамы, было ли ей страшно. Она отвечала: «Бояться было некогда».

Страх исчезал и сменялся другими чувствами: здесь стонет раненый, там кто-то умер… Мария Исаковна рассказывала дочке, что порой по нескольку суток не выходила из операционной. Перевязывать приходилось и немецких военнопленных, жёсткие взгляды некоторых из них запомнились надолго.

— Интересно, что мама всегда говорила о войне спокойно. И непонятно, как такая хрупкая женщина пережила столь страшное время. У нас в Шахтёрске были фронтовички, которые во время боёв на войне так же не боялись ни обстрелов, ни смерти — шли вперёд, настолько смелыми были. Однажды немцы совершили налёт на мамину часть. Кольцо окружения стремительно сжималось, стреляли со всех сторон. Уже, было, попрощались с жизнью. Но тут наши в одном месте прорвали окружение. Удалось спастись. И таких случаев было множество, — говорит Светлана Болотина.

Мария Исаковна награждена орденом Отечественной войны II степени и различными медалями, в том числе за освобождение родной Белоруссии.

Константин Васильев (третий слева)

Она прожила сложную, но интересную жизнь. И именно на фронте повстречала своего единственного, суженого — Константина Васильева. Она — молодая симпатичная девчонка, любящая танцевать, он — взрослый мужчина, который прекрасно пел. Несмотря на 18-летнюю разницу в возрасте, их «дуэт» состоялся — война свела. Прошли они её бок о бок, вместе шагали фронтовыми дорогами. Победу встретили в Германии. Вспоминали, как вдруг началась стрельба, думали, что немцы прорвались. Оказалось, пришла весть о победе. Радовались как дети, обнимали и целовали друг друга и всех подряд. И, конечно, у кого-то из своих нашлись фронтовые 100 грамм. Не исключено, что на стенах Рейхстага сохранились надписи родителей С. Болотиной.

— Раньше мама часто вспоминала весну 1945 года. Говорила, что в Германии везде цвела сирень — красота неописуемая, хотя ещё рвались снаряды, был голод и царила разруха. Но больше всего её поразила аккуратность немцев: на столах — белоснежные скатерти, в шкафах — шикарная посуда, чистота такая, будто секунду назад сделали генеральную уборку.

Сама Мария Исаковна училась устраивать быт уже после войны. Её пути-дороги с дорогим сердцу человеком поначалу разошлись: Костя вернулся в Зауралье (Курганская область), а она — в Микуль-Городок. Деревню, где Маша жила до войны, сожгли немцы. Ютились местные жители, кто где мог. А сегодня Микуль-Городок снова живёт. В деревне остались две сестры Марии, тоже долгожительницы.

…Через некоторое время судьба вновь свела Машу и Костю. Жили трудно, послевоенный недостаток давал о себе знать, поэтому решили завербоваться на Сахалин. Добирались сюда почти месяц. Здесь, в Шахтёрске, началась их по-настоящему благополучная семейная жизнь. Родилась дочь, а потом появились внуки и правнуки. Мария Исаковна помогала в воспитании каждого. Она добрая, заботливая, всепрощающая бабушка. Внуки её очень любят. И на эти майские праздники приехали проведать бабулю.

История о судьбе фронтовички Марии Васильевой не угаснет. От дочери она передана внукам, а сейчас уже и правнуки интересуются военным прошлым прабабушки Маши. Очень хочется, чтобы и жизнь Марии Исаковны продолжалась как можно дольше.

«И вдруг мы стали взрослыми»
Военные истории наших ветеранов сохранены в книгах, семейных архивах жителей Углегорского района и различных работах школьников. В прежние годы было принято брать шефство над участниками Великой Отечественной войны. Собственно, это и сейчас практикуется. Но нынешним детям нечасто приходится слышать рассказы живых свидетелей истории о том времени. Однако в памяти многих уже повзрослевших ребят хранятся воспоминания людей старшего поколения, которые рассказывали о своей суровой молодости в военные годы.

Так, когда-то учащиеся углегорской первой школы проявили инициативу — взяли шефство над Пономарёвой Риммой Николаевной, бывшей несовершеннолетней узницей концлагеря. Риммы Николаевны уже нет в живых, но история сохранилась в школьном архиве и небольшой исследовательской работе восьмиклассницы Полины Шикуновой.

— Я писала работу под руководством своей учительницы Н. Монарёвой. Это было в четвёртом классе. Тогда я не очень хорошо понимала значимость того, что делала, хотя всегда с большим вниманием слушала рассказы Риммы Николаевны о войне. Только теперь мне ясна ценность своего труда, — признаётся Полина.

Учащаяся углегорской СОШ № 1 Полина Шикунова (справа) с бывшей несовершеннолетней узницей концлагеря Риммой Пономарёвой в 2015 году

Детство девочки Риммы опалила война, несколько месяцев она провела в плену. Вот выдержки из её воспоминаний: «Вместе с мамой и 14-летней сестрой Маргаритой мы жили на железнодорожной станции Тосно, которая находится недалеко от Ленинграда, ныне Санкт-Петербурга. Всё, что сажали на огороде около дома, забирали немцы. Их танковая часть стояла рядом. Мама давала мне котелок и отправляла просить у немцев немного супа или хлеба. Так я кормила семью. Однажды один фашист очень сильно ударил ногой мне по спине, я упала и разлила всё, что подали. Но побираться пришлось и дальше, иначе мы бы умерли от голода».

Позже, когда Римме было 13 лет, во время воздушного налёта маму убило осколком бомбы. Очень рано им с сестрой пришлось стать самостоятельными. Чтобы выжить, подросткам приходилось много работать.

— Сейчас мне 14 лет, — говорит Полина Шикунова. — Римме Николаевне было примерно столько же, когда их с сестрой угнали в Германию и они попали в концлагерь. Не дай бог никому такого пережить, о чём рассказывала мне бывшая узница фашистского лагеря. Она видела страшное: как фашисты сжигали ослабевших полуживых пленников, как корёжило их тела. Кормили невольников баландой из куузику (гибрид брюквы и кормовой капусты) с червями. Римма Николаевна рассказывала, как ждала, когда гуща осядет: жидкость как суп съедала с небольшим 100-граммовым кусочком хлеба, который выпекали из испорченной муки вперемешку с опилками, а гущу ела как второе блюдо.

Представить такое современному ребёнку, да и вообще человеку, живущему в мирное время, невозможно. Однако это реальная история, которая имела место быть во время самой страшной и кровопролитной войны прошлого века.

— И хорошо, что эта война закончилась нашей победой над фашистами, — радуется Полина. — По рассказам Риммы Николаевны, День Победы был долгожданным и самым запоминающимся. 7 мая 1945 года узников концлагеря, где она была, без боя освободили и повезли на Родину. Я рада, что была знакома с Риммой Николаевной и узнала о войне от самого очевидца. Ветеранов войны осталось слишком мало, мы должны сохранить их истории. Эту войну забывать нельзя…

Долг каждого из нас — увековечить в памяти события минувшей войны, факты о невосполнимых потерях и страданиях, проявлять чуткость и внимание к поколению победителей. Спасибо им за Победу!

Светлана Ряписова
Фото из архивов Светланы Болотиной и Натальи Монарёвой

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ