Углекопы XXI века

1322

Даже именем своим Углегорский район обязан углю. Его история создавалась сначала отбойными шахтёрскими молотками, а ныне — ковшами экскаваторов и громадными колёсами БелАЗов.

Отрасль, сообщили в ВГК, изменилась кардинально, только люди, чёрное золото добывающие, всё такие же — под стать угольным пластам:  глубокие, содержательные, твёрдые. Как приходят в профессию, как растут и развиваются в ней, рассказывают сами работники Солнцевского угольного разреза.

Марина Ларшина, горный диспетчер
— Женских профессий на разрезе не так много, моя — одна из них. В этой должности работаю четыре года, а на разрезе — девятый год. Начинала с пробоотборщика. Диспетчер, особенно в ночную смену, — можно сказать, директор разреза. А если серьёзно, от нашей внимательности, компетентности, оперативности зависит выполнение плана по вскрыше, добыче и отгрузке. Диспетчеру важно не только понимать, как всё на разрезе взаимосвязано, но и иметь хорошую память, чтобы держать в голове постоянно меняющуюся картинку.

С внедрением цифровых технологий следить за производственным процессом нам помогают новая компьютерная программа, видеокамеры, интерактивные карты разреза. Если раньше, когда я только начинала работать, в арсенале диспетчера были лишь рация, стационарный телефон и табличка Excel, то сейчас на интерактивной карте видна вся техника в режиме реального времени. Для надёжности мы имеем несколько каналов связи: к старым добрым рациям прибавились сотовые телефоны. Можем в любой момент выйти на связь с начальником смены, мастером, любым машинистом экскаватора. И нам звонят постоянно.

Показатели выполнения сменного задания, их теперь тоже формирует программа, докладываю каждые два часа. Если идёт отставание, должна назвать причину, к примеру, нештатная остановка экскаватора. Или на каком-то участке образовался избыток техники, а на другом — её нехватка и требуется подсказать начальнику смены, чтобы переставил самосвалы. По окончании смены также даю отчёт по показателям.

На контроле у диспетчера и план по отгрузке. Но только прежде, чтобы получить оперативную сводку, приходилось звонить на весовую, а теперь следить за ходом отгрузки тоже помогает программа.

Чтобы освоить профессию, мне понадобилось примерно полгода, но и сейчас учусь постоянно. За смену приходится общаться со множеством коллег: входящих и исходящих звонков, наверное, более сотни. Новые технологии и техника позволяют совершенствовать процессы управления нашим производством, но по-прежнему ценным остаётся умение находить общий язык с каждым человеком.

Сергей Кобзарев, водитель экскаватора, кавалер знаков «Шахтёрская слава» II и III степени
— На разрезе я проходил практику после окончания училища.  С тех пор так и работаю здесь, скоро уже 30 лет с двухлетним перерывом на службу в армии.

Первый мой экскаватор был с 5-кубовым ковшом, тоже на электрическом питании. Сейчас сижу в кабине 22-кубовой машины на высоте двухэтажного дома.  И загружал я раньше 30-тонники, а сейчас у нас на разрезе в основном БелАЗы грузоподъёмностью 220 тонн. Чтобы наполнить такую машину породой, мне требуется около трёх минут.

Производительность труда экскаваторщика зависит от многих параметров, начиная от опыта машиниста экскаватора и водителя самосвала, заканчивая погодой. Иной белазист подъедет под ковш так, что грузить получается легко и быстро, а другой не сориентируется и встанет неудобно. Я никогда не заставляю перестраиваться, считаю, что должен суметь загрузить самосвал в любом положении, стараюсь делать это аккуратно.

Есть у нас с водителями своя сигнальная система. Во-первых, когда машина подъезжает, обязательно приветствуем друг друга. Приглашение встать под загрузку — два сигнала, стоп — один, непрерывный гудок — случилась нештатная ситуация. Обеденный перерыв у нас плавающий. Кто-то берёт тормозок из дома, а кто-то обедает в передвижной столовой разреза. «Тормозок», кстати, — чисто шахтёрское словечко. А ещё мы, как моряки, ходим, а не плаваем, не копаем, а вскрываем.

Смена начинается в 08:00 с медосмотра. Потом берём путевой лист, и машина развозит нас по забоям. Я всегда перед началом смены осматриваю экскаватор — нет ли подтечек, вмятин от ударов. Если что-то требуется отремонтировать, звоню сменному механику и из сервиса прямо на место приезжают специалисты. Обслуживание техники на разрезе очень хорошо налажено — всё быстро и удобно. Ещё при осмотре оцениваю зубья ковша. Сейчас идёт скальный грунт, они быстрее стачиваются, их тоже требуется менять по мере износа. Прикидываю, как производительнее отработать забой, как удобнее встать.

Бывают забои — просто сказка, мы их так и называем, а бывают сложные  — осыпаются или глины много. Она на ковш липнет, особенно зимой. Дождик для нас тоже нежелателен: дороги размывает, и БелАЗы замедляются, а с ними и вскрыша идёт медленнее. Объёмы получаем под стать ковшу. С места на место переезжаем нечасто. Пока отрабатываем один горизонт, рядом готовят другой.

Как и большинство моих земляков, отдыхать люблю на море, очень уважаю рыбалку. В сентябре отправляемся всей семьёй в Геленджик. У нас с женой двое детей, сын недавно из армии вернулся, дочке четырнадцать.

Али Магамадов, начальник технического отдела
— Технический отдел взаимодействует со всеми производственными подразделениями. Наша задача вместе с коллегами-маркшейдерами под руководством технического директора — разработать производственные программы и программы развития горных работ на год, квартал, месяц так, чтобы все договорные обязательства перед покупателями нашего угля на внешнем и внутреннем рынках были выполнены. Поэтому, когда мы получаем от маркшейдеров цифры  по объёмам вскрыши и добычи, на их основе составляем производственную программу, в которой, в частности, определяется, сколько, в какие сроки и какой конкретно техники потребуется для выполнения этих объёмов на каждом из участков — добычи, перевозки, переработки, отгрузки.

Важно, чтобы вся технологическая цепочка работала слаженно, не возникало простоев и узких мест. К примеру, в пиковые летние месяцы нам требуются дополнительные погрузчики, которые подают уголь на дробилки и загружают автотранспорт, перевозящий уголь в порт. Чтобы проблем не возникло, нужно грамотно и вовремя организовать привлечение дополнительной техники.

Каждое решение обязательно оценивается экономической службой с точки зрения его эффективности. Потому что, с одной стороны, есть объёмы добычи и отгрузки, с другой — необходима рентабельность увеличения объёмов производства и ввода новой техники. Поэтому рассматриваются несколько вариантов производственной программы, в работу принимается оптимальный.

Объёмы добычи и отгрузки угля потребителям растут с каждым годом, вместе с ними растут и объёмы инвестиций. Шесть лет назад, когда я пришёл работать на разрез, технического отдела как такового не было, была должность главного технолога. Но для эффективного планирования необходимо более детально просчитывать и обосновывать каждую цифру. Теперь в нашем отделе за инвестиции отвечает отдельный специалист, другой работает с проектными организациями, есть специалист по землеустройству и локальным проектам производства работ.

Сам я по образованию горный инженер, считаю, что разбираться в технологии горного дела для работы в техотделе просто необходимо. Кроме того, надо уметь работать с большими объёмами информации, иметь аналитическое мышление. И экономическая составляющая тоже важна.

Николай Боровой, заместитель главного маркшейдера
— Семь лет назад я окончил хабаровский вуз и сразу после диплома пришёл на разрез. Маркшейдеры считают объёмы вскрыши и добычи, дают направление горным выработкам, задают границы работы экскаваторов. Мы следим за правильностью ведения горных работ, их безопасностью и экономической эффективностью.

Чтобы добыть тонну угля, требуется сначала вывезти в отвалы восемь кубометров вскрыши. Причём порода у нас такая, что в контакте с водой приобретает свойства глины, поэтому постоянно строим новые технологические дороги и поддерживаем старые в хорошем состоянии, ведь даже небольшой дождик грозит разрезу остановкой.

Когда я пришёл работать на разрез, мы добывали 300 тыс. тонн угля, теперь подобрались к 10 млн тонн. То есть объёмы выросли в 30 раз! Разрез меняется прямо на глазах, приходит мощная техника. И наш отдел, чтобы идти в ногу со временем, внедряет цифровые технологии.

С прошлого года стали делать аэрофотосъёмку с помощью квадрокоптера. Систематически осваиваем новое программное обеспечение. Начинали с «Кредо», потом был «Автокад», теперь будем осваивать горно-геологическую информационную систему «Макромайн». Она как раз предназначена для анализа подсчёта объёмов вскрыши и добычи.

В общем, в выбранной специальности я не обманулся. Работа разносторонняя, один день не похож на другой. Профессия наша — с большим потенциалом для развития, помогает улучшать математическое и аналитическое мышление, пространственное воображение.

Фото ВГК

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ