В судьбе углегорского бумзавода наконец появилась некоторая определённость. Долгие годы его трубы добавляют безжизненности городскому пейзажу, напоминая о блистательном прошлом и бесславном настоящем. В ближайшее время былой промышленный гигант может пойти под снос.

Прошлое
Его трубы впервые задымили в 1925 году. Тогда южная часть острова, вплоть до 50-й параллели, принадлежала японцам. Южный Сахалин стал их главной сырьевой базой. В том числе — для бумажной промышленности.

Заводы по выпуску целлюлозы и бумаги японцы строили повсеместно: в современных Корсакове (1914), Томари (1915), Южно-Сахалинске (1917), Долинске (1917), Холмске (1919), Чехове (1922), Макарове (1923) и Поронайске (1936). Самую мощную фабрику тех времён построили в Эсутору, то есть нынешнем Углегорске (вот тут подробнее).

После 1945 года Сахалин полностью стал советским. Причём не только территориально: Советам отошли угольные шахты и бумажные заводы.

Уже в 1946-м Углегорский ЦБЗ произвёл на местных ресурсах 51 тыс. тонн бумаги. И это несмотря на то, что годом ранее при освобождении города на территорию попали авиабомбы и артиллерийские снаряды. Они повредили производственные помещения и общежития, было выбито 70 % стёкол.

Углегорский ЦБЗ просуществовал на Сахалине дольше других: формально до 2 мая 2006 года (официальная дата ликвидации предприятия). В лучшие годы тут работало больше 2000 человек.

Часть продукции, получив знак качества, шла на экспорт.

Настоящее
Последние 15 лет углегорский бум ветшает, становясь всё опаснее. Повсюду тут щерится арматура, разбросаны бетонные обломки. В хлипких полах кое-как сохранившихся помещений зияют дыры: один неверный шаг — и мигом провалишься, угодив в один из многочисленных захламлённых цокольных этажей. Тут внизу всё то же: арматура и горы строительного мусора. Одним словом, опасно. Незыблемая примета места — четыре трубы, взмывающие на несколько десятков метров.

Углегорский ЦБЗ — былой промышленный гигант. Громады его полуразрушенных цехов даже сейчас впечатляют. Видео Алексея Пудовкина

Одним из самых знаковых событий в современной истории бумзавода стала ликвидация коросвалки (2015) и вывоз серы (2016). Её тут было, кстати, больше тысячи тонн: вся лежала под открытым небом.

На более масштабный подход к объекту (снос, надёжное высокое ограждение либо превращение в местную достопримечательность) попросту нет денег. Со строительной точки зрения даже сейчас объём того, что сохранилось от бума, — больше 30 тысяч кубометров. И это притом, что собственными силами муниципалитет периодически стирает с городской карты по одному-два бумовских строения.

Будущее
В нынешнем году муниципалитет заключил контракт с сахалинским предпринимателем Олегом Быковым. По условиям договора Углегорский ЦБЗ он купил за 1 рубль. Фактически именно столько потратит местная казна на снос бумовских заброшек.

Вообще продажа чего-либо фактически за копейки — практика в мире распространённая. Например, за 1 рубль реально купить даже заброшенный дворец. Или пришедший в упадок средневековый замок в Европе — за символический 1 доллар. Правда, продают такие объекты с обязательными условиями: на плечи покупателя ложатся расходы по реставрации и сохранению сооружения.

В углегорском случае муниципалитет избавляется от опасного объекта. Предприниматель покупает его за бесценок с возможностью заработать.

Слово бизнесу
Олег Быков уверен: такое сотрудничество является взаимовыгодным. Но главное, говорит он, — это так называемые зелёные технологии.

— Для сноса углегорского бумзавода мы планируем задействовать мощный экскаватор. На него будут установлены гидравлические ножницы — для разрушения заброшек. Там же крепкий японский бетон, металлическая арматура. Ещё понадобится гидравлический молот — для последующего измельчения обломков. Полученные в результате сноса инертные материалы можно использовать вторично. Например, при строительстве дорог или их отсыпке. Главное — это экологически чистый и безопасный продукт. В составе японского бетона — только натуральные компоненты.

Объём углегорского ЦБЗ в понятных читателю единицах — примерно 500 железнодорожных вагонов, продолжает О. Быков. Всё это в конечном счёте должно приносить пользу, а не представлять опасность.

— Во всём мире популярно вторичное использование отработанных материалов, — говорит предприниматель. — Почему бы с остатками японских заводов на Сахалине не поступить так же? Мы провели переговоры с мэрами, планируем сносить ЦБЗ в Углегорске, Томари, Долинске. Самый крупный завод — Поронайский, но по нему договорённости пока нет.

Долинский ЦБЗ по сохранности мало чем отличается от того, как выглядит бумзавод в Углегорске. Видео Михаила Стадника

В разговоре с журналистом УН Олег подытожил: в Углегорск техника по плану прибудет в конце ноября. Уже в декабре, возможно, начнётся снос бумовских заброшек. Зима для такой работы не помеха, так что погодный минус или количество выпавшего снега роли не сыграют.

Кстати, вблизи бумовской проходной сейчас вовсю идёт жилищное строительство. Московская компания возводит две трёхэтажки по 12 квартир каждая. Предназначены жилые дома для переселенцев из аварийного жилфонда. Такое соседство с аварийными промышленными заброшками выглядит минимум странно. Максимум — небезопасно.

«Углегорские новости» будут следить за развитием событий и обязательно о них рассказывать.

Алина Голоскок
Фото Алексея Пудовкина и из архива редакции

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ