Люди, машины, рекорды: 4 миллиона Солнцевского угольного разреза

1087

Крупнейший угольный разрез Сахалина перевыполнил годовой план. Горняки Солнцевского угольного разреза добыли из недр 4 млн тонн угля. Годовой планки в объёме 3,5 млн тонн разрез достиг 1 декабря 2016-го, а уже 30 декабря установил новый рекорд.

По словам испонительного директора разреза Игоря Ковача, предприятие демонстрирует слаженную и высокопроизводительную работу благодаря профессионализму команды и модернизации производства.

— Мы уже не раз говорили об этом: наши достижения стали возможны благодаря согласованной работе всего коллектива и приобретению новой техники. Разрез находится под управлением Восточной горнорудной компании, которая реализует проект развития угледобычи в Углегорском районе. Согласно проекту модернизируется Солнцевский угольный разрез, Угольный морской порт Шахтёрск, а также будет построен самый длинный в России конвейер между разрезом и портом для доставки добытого нами угля к морским воротам района. Благодаря проекту развития мы уже получили 20 БелАЗов грузоподъёмностью 220 тонн, три экскаватора от японских компаний Komatsu и Hitachi — каждый с объёмом ковша 23 м3. Новая техника открыла новые горизонты. Водителей и машинистов обучили управлению этими гигантами, и вот он результат — план перевыполнен. Но сложно представить достижение рекордного показателя без вклада каждого сотрудника. Сегодня разрез — словно часовой механизм: каждый сотрудник знает свою работу и старается выполнять её добросовестно. Поэтому поставленные задачи мы не только выполняем, но и добиваемся рекордов.

— Игорь Александрович, если растут объёмы добычи, увеличивается и штат сотрудников. Как вы обеспечиваете разрез кадрами?
— Нехватка кадров — это проблема всего Сахалина. У нас действительно растёт число сотрудников. На сегодняшний день мы не можем обеспечить свои потребности только местными жителями, их нам не хватает, поэтому приходится вербовать работников из других регионов России. Но предприятию гораздо выгоднее нанять местного. Судите сами: у углегорца нет проблем с жильём, семья находится здесь, мотивации держаться за место гораздо больше, чем у приезжего. Другими словами, его здесь удерживает лишь зарплата. Но, к сожалению, квалификации у местных не всегда хватает. В своё время в Шахтёрске закрылся техникум, который готовил горных спецов. По прошествии времени шахтёрский лицей преобразовали в техникум, сейчас в нём открыли специальность, подходящую для нас, но этого мало. Время упущено, педагогический коллектив утерян. Руководство Восточной горнорудной компании это понимает, поэтому в планах — обеспечить горный техникум в Шахтёрске современными тренажёрами-симуляторами — для обучения водителей большегрузных самосвалов. Такие тренажёры очень дорогостоящие, но компания понимает, что это вклад в развитие. Научиться водить легковой автомобиль можно без труда в любой автошколе, а вот обучиться вождению БелАЗа, масса которого составляет более 100 тонн, негде.

— А почему местные жители должны идти работать к вам?
— Углегорский район создавался как основное место добычи угля на Сахалине. Даже название получил одноимённое. С добычей угля здесь связана практически каждая семья. За угольной отраслью — и будущее района. Восточная горнорудная компания — это не временщик, пришедший для быстрого и лёгкого заработка в ущерб населению. Вложения компании в Углегорский район измеряются уже миллиардами, поэтому можно судить о долгосрочных планах ВГК. Для местных жителей это означает стабильное развитие на десятилетия вперёд.

— А что с оплатой труда? Какие зарплаты на разрезе?
— Средняя зарплата на предприятии превышает среднюю по области и уже достигла 65 тысяч рублей. Конечно, не у всех зарплата одинаковая. Например, максимальная зарплата машиниста экскаватора достигает 220 тысяч рублей. Надо понимать, что машинист — это рабочая профессия. Где ещё на Сахалине машинист экскаватора сможет заработать такие деньги? Водители самосвалов получают от 45 до 120 тысяч рублей, такой разбег в заработке зависит от квалификации и машины. Ведь нельзя новичку доверить сразу БелАЗ, грузоподъёмность которого 220 тонн. Сначала он набирается опыта на машине поменьше — 55-тоннике, потом — на 90- и 130-тонниках, а затем ему и 220-тонник доверят. Скажу прямо: кто хочет зарабатывать, тот зарабатывает, а просто так деньги нигде не платят.

— Говорят, на разрезе отдают предпочтение приезжим — им и машины более новые выделяют, и премии побольше выписывают, и награждают чаще?
— Всегда и везде есть недовольные люди. Как я уже сказал, предприятию выгодно нанимать местных жителей. Но надо помнить, что на Сахалине, кроме Солнцевского разреза, 90-, 130- и 220-тонные самосвалы никто не эксплуатирует, и экскаваторы с объёмом ковша от 12 до 23 м3 — только на Солнцевском. А значит, сахалинцы не обладают опытом управления этими гигантами. Конечно, нам для такой техники в первую очередь пришлось приглашать машинистов и водителей из других регионов. Но сейчас, если посмотреть, местные работники освоили технику и успешно трудятся на ней, порой устанавливая рекорды. Кроме того, на одной машине работает бригада из нескольких человек, часто это смешанная команда из местных и приезжих.

Про признание заслуг я могу с уверенностью сказать, что похвалу, премии и награды получают те, кто этого достоин. Нет никакого смысла чествовать лодырей. Не будем далеко ходить: в 2016 году 90 % всех награждённых в честь Дня шахтёра — именно местные жители.

— Игорь Александрович, компания развивается, вы заявляете не только о рекордах, но и о планах увеличения добычи на разрезе. Вам не кажется, что столь крупной компании уже стоит быть более социально ответственной?
— Вы правы, компания демонстрирует рост, значит, и отдача для района должна быть большей. Восточная горнорудная компания планирует увеличить объём добычи до 10–12 млн тонн угля. Это приведёт к созданию новых рабочих мест, повысится налоговая отдача в бюджеты всех уровней, в том числе и местный. Для осуществления планов ВГК придётся вложить десятки миллиардов рублей в производство. Такие затраты требуют расчёта и планирования. Три года назад никто и не слышал за пределами района о Солнцевском угольном разрезе. А сейчас к нам приезжают с ознакомительными визитами директора крупнейших мировых производителей техники, директор японского завода Komatsu, директор БелАЗа.
Благодаря ВГК работники разреза имеют возможность выезжать на специализированные выставки за пределы области, посещать другие крупные угольные предприятия, иными словами, перенимать успешный опыт. Последняя такая поездка была в Лас-Вегас.

Когда мы говорим о социальной ответственности бизнеса, мы прежде всего говорим о качестве жизни населения. Раз уж бизнес развивается благодаря этой территории, то и должен в неё вкладывать средства, улучшать жизнь населения. Сейчас компания
обязана сделать рывок в развитии, у ВГК это 45 млрд вложений и показатель 10 млн тонн угля. После этого компания сможет реализовывать масштабные социальные проекты, и с неё можно и нужно будет требовать весомой социальной отдачи. Безусловно, уже сейчас компания ведёт активную деятельность в социальной сфере. Чтобы не быть голословным, каждый может проверить: ВГК последние 2 года подряд становится победителем областного конкурса «Благотворитель года». Из наиболее крупных проектов — строительство храма в Углегорске, возведение памятника в Шахтёрске. ВГК возродила празднование Дня морского флота в районе. Вспомните, как праздновался День шахтёра раньше и с каким размахом — сейчас. Помощь спорту, культуре, ветеранам. Пока работал в Углегорске детский дом, там о компании знали не понаслышке. Социальная ответственность бизнеса должна быть соразмерной, вместе с ростом компании будет увеличиваться и вклад в развитие территории.

— Разработка полезных ископаемых напрямую связана с экологией. Предприятие развивается, нагрузка на окружающую среду возрастает. 2017-й объявлен Годом экологии. Что вы делаете в этой сфере для населения?
— Это важный вопрос, который затрагивает всех без исключения: и работников, и жителей. Ответственность за экологию, безусловно, осознаём. Раньше многие жаловались на открытые кузова самосвалов, перевозящих уголь по дорогам общего пользования. На поворотах уголь сыпался, создавая дискомфорт для других участников движения. На сегодня руководство компании требует от каждого перевозчика угля оборудовать самосвалы тентами. Все без исключения самосвалы, гружённые углём и двигающиеся по дороге, должны быть накрыты тентами.
К сожалению, есть нерадивые водители, которые из-за лени или стремления сделать работу быстрее игнорируют это требование. Будем признательны, если нам станут сообщать о таких случаях, а мы в свою очередь предпримем к нарушителям соответствующие меры.

Кроме того, на Солнцевском угольном разрезе уже этой весной планируем установить и запустить в работу станцию очистки воды. Нововведение не из дешёвых, компания потратит 42 млн рублей на приобретение и монтаж станции. Солнцевский угольный разрез уже заключил договор и произвёл проектные работы. Станция способна очищать техническую воду от работы разреза в необходимом объёме.

— Какие планы у вас на 2017 год?
— В этом году в планах добыть 4 млн тонн угля. Учитывая опыт прошлого года, планка достижима. В 2017-м коэффициент вскрыши увеличится: для добычи 1 тонны угля придётся снять больше породы. Но мы к этому подготовлены. Кроме того, запланированы поставки новой техники, но уже не основной (самосвалы, экскаваторы), а, скажем так, вспомогательной (бульдозеры, погрузчики). Поэтому готовы устанавливать новые рекорды в новом году.

Жанна Артёмова
Фото из архива СУРа

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.