Цена угольного беспредела в Углегорском районе — сотни миллионов

3211

Сейчас, спустя пять месяцев после техногенного происшествия в Углегорском районе, появились первые серьёзные итоги многочисленных проверок и расследований.

Напомним, в ночь с 9 на 10 июля 2021 года произошло ЧП: рухнули отвалы Солнцевского угольного разреза. Вскрыша сошла в долину реки Жёлтой, уничтожив местную экосистему. Огромный объём отработанной породы похоронил под собой реку и лес. Огласка и общественный резонанс не позволили угольщикам замолчать случившееся.

Знакомим наших читателей с подробностями результатов проверок, цифрами и фактами.

Уничтоженные леса
По данным Агентства лесного и охотничьего хозяйства Сахалинской области, сумма вреда, причинённого сходом отвалов Солнцевского разреза лесам и природным объектам, оценена почти в 105 млн рублей (если совсем точно — 104 852 445 рублей). По закону оплатить сумму, указанную в претензии, Солнцевский разрез мог в добровольном порядке. Согласитесь, после всего случившегося этот вариант самый логичный.

Но нет. Выплачивать деньги добровольно Солнцевский разрез отказался. Так что агентству пришлось обратиться в Арбитражный суд Сахалинской области.

По словам собеседника нашей редакции, это довольно распространённая практика. Когда дело касается больших денег, расставаться с ними не хотят. Поэтому виновные тянут время, подвергают сомнению суммы причинённого вреда, заказывают дополнительные экспертизы. В общем, делают всё, чтобы если и придётся платить, то хотя бы не полностью.

Но углегорский случай — особый. Вспомним интервью Олега Мисевры, вышедшее в эфир на областном телеканале 19 августа 2021 года. В нём угольщик, говоря о рухнувших отвалах, уверял, что Восточная горнорудная компания (Солнцевский разрез является одним из её активов) не снимает с себя ответственности за случившееся. Вот цитата из того интервью:

— Существует… закон, который говорит, что если ты нарушил что-то, ты должен восстановить… Мы ответственные люди. Мы понимаем, что, первое: мы заплатим все штрафы, которые нам начислят контролирующие органы. Второе: мы займёмся сейчас лесовосстановлением и, конечно, будем восстанавливать лес. То есть мы ни от чего не отказываемся. И ответственность с себя, как я уже сказал, не снимаем.

Очевидно, что слова у О. Мисевры очень сильно расходятся с делом. В августе он говорил, что все штрафы, начисленные контролирующими органами, разрез заплатит. Сейчас УН стало известно, что платить начисленные 105 млн компания как раз и не хочет.

Загубленные реки
Любое правонарушение подразумевает наказание. Уничтожение леса — не единственная доказанная вина угольщиков.

По данным Дальневосточного межрегионального управления Росприроднадзора, сейчас подготовлен расчёт вреда, причинённого Солнцевским разрезом реке Жёлтой. Это почти 100 млн рублей (совсем точно — 98 989 305 рублей). Сейчас эти цифры находятся на согласовании.

Плюс итогом административных расследований Росприроднадзора в отношении Солнцевского разреза стали штрафы на общую сумму 290 тыс. рублей (тоже за сошедшие отвалы). Формулировки — несоблюдение требований по охране окружающей среды при сборе и накоплении отходов производства; нарушение правил охраны водных объектов; порча земель.

Случившееся с рекой Жёлтой повлияло на жизнь нескольких тысяч человек. Ведь это — один из притоков Углегорки. Той самой, которая является единственным источником водоснабжения села Ольховка и города Углегорска. Вся вскрыша, смываемая Жёлтой, неизменно попадала в Углегорку.

Ощутить последствия схода отвала люди смогли уже 31 августа. В селе и городе без предупреждения отключили воду. По данным фильтровальной станции, мутность воды в реке Углегорке составляла 702 мг/дм³ (при максимальной норме в 1,5).

Судебные тяжбы
Не отстаёт от Солнцевского разреза и разрез Бошняковский. По данным, которые получила наша редакция от Дальневосточного межрегионального управления Росприроднадзора, предприятие за негативное воздействие на окружающую среду за 2018 и 2019 годы должно было заплатить 145 млн рублей. Как думаете, заплатили? Небольшую часть суммы — да. Остаток (а это 137 839 965 рублей плюс пеня 7 196 829 рублей) — нет. Сейчас эти деньги Росприроднадзор взыскивает через суд.

Уплаты ещё одной крупной суммы Бошняковским угольным разрезом почти в 480 млн рублей (а именно — 479 313 358 рублей) добивается и областное агентство лесного и охотничьего хозяйства. Формулировка — ущерб, причинённый лесам и находящимся в них природным объектам. По данным УН, разрез начал разрабатывать земли лесного фонда, предварительно не взяв их в аренду. Вседозволенность? Очень похоже. Кстати, очередное судебное заседание по этому поводу состоялось на этой неделе, 20 декабря. Следующее — перенесли на февраль 2022 года.

Штрафы разрезам и людям
На самом деле очевидно, что нарушений закона Солнцевским и Бошняковским угольными разрезами гораздо больше. Мы указали только самые масштабные из них, которые тянут на сотни миллионов рублей. Но есть ещё и «мелочи» (если сравнивать с сотнями миллионов выше).

Например, от Росприроднадзора — за нарушения требований законодательства в области обращения с отходами, охраны атмосферного воздуха, охраны и использования водных объектов, охраны окружающей среды. В результате плановых проверок в нынешнем году ООО «СУР» оштрафовали на общую сумму 1 540 000 рублей; ООО «БУР» — на 960 000 рублей.

Плюс штрафовало предприятия и Сахалино-Курильское территориальное управление Федерального агентства по рыболовству. Например, за загрязнение рек Бошняковский разрез в сумме оштрафовали на 130 000 рублей, а его технического директора — на 30 000 рублей; Солнцевский разрез — на 30 000 рублей, должностное лицо, допустившее нарушение закона, — на 20 000 рублей. Причём в этих случаях применяют высшие пороги наказаний, то есть штрафуют по максимуму, учитывая, по всей вероятности, рецидивный характер нарушений.

Что в итоге?
В общей сложности, по мнению надзорных ведомств, угольщики должны заплатить порядка 830 млн рублей (а именно — 831 191 903 рубля). И это только ущербы, плата за негативное воздействие и штрафы, которые мы перечислили выше.

Сумма огромная. И главное — большую её часть, согласно положениям Бюджетного кодекса Российской Федерации, угольщики должны заплатить в районный бюджет: «по месту причинения вреда окружающей среде по нормативу 100 процентов» (ст. 46) и «плата за негативное воздействие на окружающую среду по нормативу 60 процентов» (ст. 62). Мы посчитали: это более 770 млн рублей!

Чтобы лучше понять, о какой сумме речь, сопоставим её с местным бюджетом. То, что он совсем не похож на рог изобилия, очевидно. Денег в районе хватает не всегда и не на всё.

Так вот. По данным финансового управления местной администрации, в 2022 году собственные доходы муниципалитета составят 715 млн рублей. Остальное — областные деньги (2 млрд 406 млн 100 тыс.).

То есть сумма, которую угольщики по закону должны заплатить в местный бюджет, превышает годовой доход муниципалитета!

Что можно сделать почти на 800 миллионов? Нужд у района чрезвычайно много. Например, на эти деньги реально построить несколько домов — для переселения из аварийного жилья (сотни людей до сих пор живут в ужасных условиях). Модернизировать наконец станцию водоочистки в том же Углегорске или Лесогорском. А ещё — привести в порядок убитые участки дорог. Мы не говорим про строительство бассейнов и горнолыжных спусков. Мы говорим про то, что реально необходимо местным жителям в первую очередь. Жизненно необходимо.

* * *

На любом приёме (неважно, приезжает представитель областной прокуратуры или встречи проводит местная власть) одна из главных претензий жителей Углегорского района — ужасное состояние окружающей среды. Экологические вопросы у людей — часто под номером один.

Грязная вода, отравленный угольной пылью воздух (её порождают не только мощные разрезы, но и порт Шахтёрск, где устроены гигантские угольные склады под открытым небом), удушливый дым горящего и тлеющего угля, постоянные взрывы. При этом объёмы добычи твёрдого топлива увеличиваются с каждым годом.

О каком экологическом благополучии и здоровье нации может идти речь? Очевидно, что крупный угольный бизнес преследует главную цель — максимальная добыча для максимальной прибыли. Видимо, человеческая жизнь и здоровье на пути к этой цели практически ничего не значат.

Вместо того чтобы добровольно заплатить сотни миллионов рублей в местный бюджет (хотя бы это, не говоря уже о каких-то грандиозных стройках для людей), угольщики, по всей видимости, хотят лишь снизить эти штрафы. Редакция «Углегорских новостей» запросила у них комментарии по этим вопросам, но ответов не получила.

Чего стоят слова главного угольщика Сахалинской области? Получается, ничего.

Алина Голоскок
Фото из архива редакции

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ