Как видит проблемы экологии в Углегорском районе угольщик Мисевра. И как реально обстоят дела

3201

Скоро исполнится два месяца с ночи, изменившей жизнь Углегорского района. Обрушение отвала Солнцевского разреза в реку Жёлтую перестало быть главной новостью региона. Очевидно, виновники инцидента делают вид, что всё под контролем. А на самом деле худшее, вероятно, ещё впереди.

Напомним, в ночь на 10 июля со склада вскрыши сползла огромная масса грунта. Реку закупорило, порода засыпала несколько гектаров леса. Контролирующие и правоохранительные органы слетелись в район. Жёлтую спустя 10 дней пустили обводным каналом, прорытым по краю завала. Город замер в ожидании последствий.

Что будем пить?
МУП «ЖКХ» ежедневно отчитывается о состоянии воды в Углегорке до станции очистки и на выходе из неё, то есть в водопроводной системе. Коммунальщики официально сообщают, что система фильтрации справится с любым загрязнением. В понедельник, 30 августа, например, по их открытым данным, мутность исходной воды была 130 мг/дм3 примесей, а питьевой — 1 мг/дм3. К слову, установленная норма — 1,5 мг/дм3 грязи.

Утром, 1 сентября, мутность воды в реке Тарасовке, по данным БФС, была 9000 мг/дм3 (!!!). Это в 6000 раз выше нормы, установленной для питьевой воды! В реке Жёлтой значение мутности утром 1 сентября было 281 мг/дм3, в ручье Майском — 215 1,5 мг/дм3. Всё это по данным водостанции:

У местных жителей свои системы оценки. В редакцию присылают фото и видео, снятые на берегу реки. В русле Углегорки несколько дней подряд течёт мутная жижа. Очевидец называет её за кадром «кофе с молоком».

И это полбеды. В группах перечисляют адреса, где из кранов льётся грязная вода — улицы Свободная, Пионерская, разные районы города с одинаковыми жалобами. А ещё зачастили случаи отключения водоснабжения. Самое серьёзное произошло 31 августа, об этом мы рассказали здесь.

Ликвидация с рекультивацией
Тем временем пресс-релизы ВГК, компании-владельца разреза, оптимистичны: «Привлекли экспертов», «Наняли специалистов», «С целью выработать максимально взвешенное техническое решение проводятся гидрогеологические исследования, инициирован процесс бурения скважин мониторинга, берутся пробы». Задача угольщиков — ликвидировать последствия схода. По логике это значит, что «убитую» нерестовую реку надо вернуть в настоящее русло, сползший грунт убрать, высадить новый лес. А ещё устранить причины обрушения, чтобы через год-другой окрестные сёла не смыло уже настоящим селем. То есть отвал должен быть перенесён и обустроен по всем правилам.

О том, что склад породы создан с грубыми нарушениями, сразу после беды говорил бывший директор СУР Василий Ломага:

— При формировании породного отвала летом необходимо снять всю растительность, чтобы порода не скользила по ней, а зимой — убирать снег. Весной и осенью техническая служба разреза должна осматривать отвал: не появилась ли там деформация, провалы и трещины, через которые накапливается вода. Чаще всего именно это и приводит к разрушению отвала. Если есть провалы, нужно прокладывать нагорные канавы и отводить воду, — комментировал он произошедшее.

Неизвестно, будут ли предприняты впечатляющие радикальные меры. На восстановление ландшафта в исходный вид пришлось бы потратить колоссальные деньги. Глава ВГК Олег Мисевра на совещании в правительстве Сахалинской области берёт на себя обязательства скромнее.

— Работаем над тем, чтобы повысить устойчивость отвала. Для этого мы привлекли ведущие специализированные организации, которые проводят для нас изыскания. Их основная цель — определить состав грунтов, и они уже приступили к бурению скважин для получения данных. Как только будут подготовлены проектные решения, мы сразу приступим к формированию ярусов. Работы много, но мы должны успеть провести их до начала сезона дождей. Также ведётся разработка проекта рекультивации земель, затронутых сходом грунта. Этот проект требует проведения экспертизы и согласований, после которых мы сможем оперативно приступить к его реализации, — цитирует бизнесмена пресс-служба ПСО.

Другими словами, гору пустой породы опояшут уступами, попытаются укрепить её стенки, углубят канал для Жёлтой и когда-то, значительно позже, проведут рекультивацию, то есть высадят лес.

Версии Мисевры
Об истинных целях ВГК редакция УН может судить только по выступлениям корпорации в других СМИ. С нашей редакцией, очевидно, они общаться не хотят. На наш запрос пресс-служба угольщиков посоветовала взять информацию из релизов и интервью О. Мисевры телеканалу ГТРК «Сахалин». Как видит экологические проблемы Углегорского района угольщик Мисевра, и как это соотносится с действительностью, — в сюжете ТРК «Углегорские новости»:

Много занятного об отношении угольщика О. Мисевры к ЧП и людям можно почерпнуть из полной версии интервью:

… в первые же минуты главный угольщик Сахалина рассказывает о том, что за год до обрушения отвала его проверяли эксперты. Некий институт дал научное заключение, что порода устойчива, а проект не нарушен.

— Где-то внутри появились какие-то воды. Откуда они появились, мы не можем понять, есть много предположений, — говорит Мисевра.

Получается, что сделанный безупречно отвал в самое засушливое за многие годы лето вдруг напитался влагой так, что не удержал сам себя и сполз. Как, интересно, предлагаемые ВГК меры сохранят циклопические груды неустойчивого грунта от повторного сдвига?

… на пятой минуте интервью председатель Совета директоров угольной компании допустил занятную оговорку. Отвечая на вопрос о том, мог ли быть другой сценарий развития событий, он сказал:

— Мог не сойти оползень, мы на это очень надеялись.

А потом: «Хуже вряд ли могло быть».

То есть в ВГК ожидали катастрофу, не пытаясь предотвратить? И более печальный исход как минимум предполагался?

… отвал СУР был размером в 200 млн, говорит О. Мисевра (видимо, кубометров грунта). Его предусмотрительно сложили или «зажали» между двух горных склонов, и «что могло пойти не так»? Ничего, кроме того, что массы породы «пошли туда, где горы нету» (слова бизнесмена).

… комментируя сообщение Ростехнадзора о 39 нарушениях, выявленных на разрезе, угольщик заявил, что речь о формальных и бумажных проблемах: «выпустить приказ, поставить знак» и т. п. Поэтому большую часть их в рекордные сроки, за несколько часов, устранили, благодаря чему СУР избежал закрытия. Напомним, там были такие нарушения:

«горные работы по проведению траншей, разработке уступов и отсыпке отвалов ведутся с отклонениями от инженерно-геологических условий»;

«наблюдаются на откосах уступов породные нависи и козырьки»;

«мероприятия по тушению эндогенных пожаров не проводятся»;

«отсутствуют меры, препятствующие сползанию отвалов, по отводу грунтовых, паводковых и ливневых вод».

Видимо, о них Мисевра говорит, что успешно устранили за месяц. На огромной площади отвала в 200 млн кубометров?

И сразу делает потрясающее заявление (приведём дословно):

— Я благодарен Ростехнадзору. Если я скажу, что… говорил вам в нашей беседе, что разрез ничего нарушил — не нарушил, и этот оползень произошёл пока по непонятным для меня причинам, то вот те нарушения, которые выявил Ростехнадзор, могу сказать, что там действительно много ошибок менеджмента, которые были допущены. И мы сейчас над ними очень серьёзно работаем.

Внимательный разбор всего 20-минутного интервью Олега Мисевры вряд ли получится уместить в эту статью. Финалом пересказа и своеобразным символом всей деятельности СУР можно считать такие слова угольного магната:

— Мы бежим, стараемся выкопать большую яму, добыть больше угля, сделать больше вскрыши и какие-то вещи теряем…

Пессимистичный комментарий
Слова о том, что худшее, вероятно, ещё впереди, использованы автором не красивости ради. Их подтверждает независимый эксперт, кандидат геолого-минералогических наук, руководитель лаборатории лавинных и селевых процессов Дальневосточного геологического института ДВО РАН Юрий Генсиоровский.

— Это (сход породы. — Прим. ред.) однозначно спровоцировало избыточное увлажнение отвалов. И оно продолжается. Река Жёлтая там не играет и не играла никакой роли к формированию оползня. Другое дело, что её притоки, которые впадают, три ручья, которые пересыпаны отвалом, никуда не делись и вода никуда не исчезнет. Это то, что обводняет подстилающую поверхность оползня. Объём от нас, естественно, скрывают. Сначала говорили, что 70 тысяч, потом ещё что-то. Но там навскидку больше 3 млн кубометров, это минимум того, что задействовано, по характеру (произошедшего схода. — Прим. ред.), а, может быть, и больше. Это то, что видно из открытых источников, спутниковых снимков, — комментирует происходящее учёный.

Юрий Витальевич рассказал, что такие сходы на разрезе были и раньше: меньших объёмов, с бывших и уже существующих отвалов, например, в 2017 году. А когда на неустойчивую, уже переувлажнённую породу в долине Жёлтой начали складировать новые гигантские массы грунта, избежать такого исхода было нереально. Зимой, несмотря на все уборки, в отвал закапывают снег, то есть новую воду. А вскрыша на Сахалине — это аргиллит. Он вроде бы крепкий, даже скальный, а при увлажнении в зависимости от возраста за считанные часы превращается в глину. Со всеми её характеристиками: несущей способностью, текучестью и так далее, говорит глава лаборатории.

А самое страшное — то, что в угрожающем положении находится весь массив отвала — все 200 млн кубометров. У его начала, «корня», на фото из космоса хорошо видны целые озёра. Сброса воды из зарытых ручьёв, судя по картине, нет. Поэтому следующие сдвиги породы могут принять катастрофический характер: сель, который пойдёт по долине в сторону трассы и населённых пунктов. Больше ему идти некуда. Вероятность угрозы для жизни людей учёный оценивает как невысокую, они далеко, но природе может быть нанесён удар, по сравнению с которым сход 10 июля покажется детской забавой.

Будущее новых экологических бедствий будет зависеть от того, насколько реальные меры примут угольщики. Главное — отведут ли они воду, уверен Юрий Генсиоровский.

Эпилог
В начале августа ИА Sakh.com сообщило, что глава Следкома РФ Александр Бастрыкин потребовал доклада о ходе расследования уголовного дела — по факту нарушения правил охраны окружающей среды при производстве работ на СУР. О том, какие выводы он сделал и какие приказы в связи с этим отдал, пока неизвестно. Сахалинские следователи на запрос «Углегорских новостей» ответили лаконично, ссылаясь на тайну следствия:

«Проводятся следственные действия, направленные на установление всех обстоятельств произошедшего. В ходе расследования будет дана правовая оценка действиям лиц, ответственных за проведение работ. Для установления вреда, причинённого окружающей среде, по уголовному делу назначена экологическая экспертиза, производство которой до настоящего времени не окончено.

Максимальная санкция по ст. 246 УК РФ предусматривает лишение свободы на срок до пяти лет с лишением права занимать определённые должности».

Дмитрий Зелинский
Фото Александра Гагаркина и Алексея Пудовкина

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ