Экологическая проблема: река Оннай в Бошняково

1187

Река Оннай пересекает дорогу в Бошняково недалеко от села. Под мостом вместо воды — мутная жижа. Устье пятнает морскую бирюзу уродливым пятном грязи диаметром в сотни метров. Над коричневой водой летают чайки, но фактически река мертва.

Телевизионный сюжет — здесь.

Об Оннае активно заговорили в информационном пространстве этим летом. В июле местные жители приехали на реку и ужаснулись. В газете «Углегорские новости» 22 июля вышла статья «Разрез убивает реку». На нашем сайте и в других СМИ опубликовано видео с грязной водой и нефтяными пятнами, которое наделало шума. Начались проверки, даже возбудили уголовное дело за нарушение правил охраны окружающей среды. Но затем прогремела история со сходом породы Солнцевского угольного разреза в реку Жёлтую. Про Оннай постепенно забыли. К тому же люди на ней бывают реже: в Бошняково удобнее отдыхать на Августовке, прямо в черте села. Да и ездить на реку, в которой ни искупаться, ни порыбачить желания ни у кого не возникает.

Сельчане уверены: Оннай убивает Бошняковский угольный разрез. Сотрудники УН прошли от моста до самого карьера. Версия о причастности угольщиков к загрязнению кажется единственно разумной.

Распадок, в котором шумит Оннай, через несколько километров выводит на огромные отвалы грунта. По ним кое-где бегут мутные ручейки. Видно, что в сильные дожди тут прямо в реку сходят грязевые сели. На серпантинах технологических дорог ползают огромные грузовики. Поднятый в воздух квадрокоптер показывает технику, груды промышленного мусора, кучи угля. Насколько хватает глаза — отвалы, между которыми петляет серая река.

Бывшая нерестовая
Николай Серебряков живёт в Бошняково всю жизнь. Он хорошо помнит, какой была река раньше, до начала открытой добычи угля. Уничтожение Онная происходило на его глазах, мужчина работал на разрезе с его открытия.

— В детстве сколько себя помню всегда ходили рыбачить на неё пешком. И с моря, и через перевал. Она раньше кишела горбушей, рыбой, была нерестовой, светлая такая речушка. Там рядом ещё одна есть, мы называли её Каннай. А лет 18 назад я устроился на карьер. И именно я обслуживал насосные установки, — вспоминает собеседник корреспондента.

Задача насосов — не дать разрезу утонуть. Когда в забое выбирают пласт угля, в образовавшиеся ямы быстро набирается вода из ручьёв, грунта, дождевая, от таяния снега. Эту влагу откачивают насосами.

— А куда её сбросишь? В какие-то скважины закачивать не получится, вот она по рельефу стекает в море. Оннай течёт по территории всего разреза и впадает в море, вот и сбрасывают по трубам грязную воду в эту самую речку. Она сейчас мелкая, течёт по ней настоящий суглинок и потом оседает в пойме. Речка давно неживая, — говорит Николай.

Несерьёзные санкции
Судя по всему, проблемы Онная начались сразу же с началом добычи угля, в конце 90-х годов. Правильным устройством отвалов с укреплением, высадкой деревьев, видимо, решили не заморачиваться.

— При таком расположении вода, конечно же, всегда будет мутной. Там нет водоотводных канав, не соблюдена водоохранная зона, нет очистных сооружений — всего того, что предусмотрено проектом. Этого пользователь недр, на наш взгляд, не сделал, — так комментировал ситуацию Валерий Небритов, директор департамента недропользования и регионального государственного экологического надзора министерства экологии Сахалинской области.

Конечно, контролирующие органы о ситуации знали всегда. Иногда угольщиков даже штрафуют: рутинно, на смешные для крупного бизнеса суммы. Например, три года назад за сброс в реки Оннай и Солдатскую сточных вод без предварительной очистки БУР и его гендиректора наказали на целых 220 тыс. рублей.

Этим летом за загрязнение реки составили два административных протокола рыбинспекторы. Технический директор предприятия оштрафован на 10 тыс., юрлицо — на 15 тыс. рублей. А ещё, сообщает на запрос редакции «Углегорских новостей» Сахалино-Курильское территориальное управление Росрыболовства, внесли в адрес ООО представление, требуя устранить причины и условия, способствующие совершению правонарушения. Будет ли оно исполнено, вероятно, скоро узнаем.

Ощутимее других разрез может наказать Росприроднадзор. За ущерб природе в его силах наложить штраф в миллионы и даже миллиарды. Возможно, такие меры и будут приняты, но пока ведомство воздерживается от комментариев. На редакционный запрос там сообщили, что быстро ответить не смогут, потому что собирают информацию.

Тем временем в производстве Арбитражного суда Сахалинской области находятся три иска к ООО «БУР»: два — от регионального агентства лесного хозяйства и один — от Дальневосточного управления Росприроднадзора. Общая сумма выставленных угольщикам за нанесённый экологии ущерб претензий подбирается к 800 млн рублей. Возможно, общими усилиями ситуацию удастся переломить. Пора наводить порядок не только на землях, близких к райцентру, но и на отдалённых территориях.

Редакция «Углегорских новостей» продолжит следить за ситуацией и информировать читателей о том, как решается и эта серьёзная экологическая проблема.

Дмитрий Зелинский
Фото Алексея Пудовкина

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ