Министр ЖКХ Сахалинской области Дмитрий Зайцев — о подъёме угольной отрасли

563
Дмитрий Зайцев

Сахалин по праву считается регионом газовым, потому как именно добыча этого углеводорода делает регион финансово независимым. Однако в последние несколько лет бурно развивается пришедшая было в упадок угледобыча.

Объёмы производства уже побили все рекорды советского времени, растёт число рабочих мест, увеличиваются доходы специалистов, занятых в отрасли. О перспективах отрасли мы поговорили с министром жилищно-коммунального хозяйства Сахалинской области Дмитрием Зайцевым.

— Дмитрий Владимирович, последние полтора десятилетия все проекты по развитию экономики нашей области традиционно связывают с природным газом. Голубое топливо называют едва ли не наиболее перспективным. В связи с этим возникает вопрос: насколько значимо для региона развитие угледобычи?

— В подобных утверждениях есть доля правды, однако у угольной отрасли тоже просматриваются хорошие перспективы. За короткое время она не только восстановила былые позиции. В своём развитии она ушла далеко вперёд, стала одной из ведущих отраслей сахалинской экономики.

С чего начиналась более чем столетняя история освоения и развития Сахалина? С угольной отрасли. Нефтяную, газовую, рыбную промышленности начали развивать чуть больше 50 лет назад. В советское время из 18 муниципальных образований в восьми велась активная добыча угля.Но если тогда максимальные показатели достигали около 5 млн тонн, то в 2018-м добыча угля составила более 10,5 млн тонн. В этом году ожидаем от отрасли порядка 13 млн тонн. Прирост добычи составляет до 20 % ежегодно.

Самые высокие объёмы даёт Восточная горнорудная компания в Углегорском районе. В этом году — 10 млн тонн угля, в перспективе — 20 млн тонн. В числе крупных — группа компаний «Горняк», она ведёт добычу в Невельском и Смирныховском районах, «Маргидай» — в Александровск-Сахалинском.

Принципиальные отличия отрасли советского и постсоветского периодов заключаются в новых внешних рынках сбыта, а также в открытом способе добычи угля. Собственно, это и явилось основными предпосылками к бурному развитию добычи. Раньше уголь Сахалину давали шахты, добыча велась подземным способом. К настоящему времени они все закрылись. На смену им пришли крупные угольные разрезы.

— Шахты закрылись, потому что их работа стала невыгодной?

— Да, это так. Более того, работа шахтёра была очень тяжёлой и опасной. Тем не менее с изменением способа добычи горняцкий труд не стал менее ответственным, но стал более высокотехнологичным и высокопроизводительным. Освоение месторождений с объёмом добычи более 1 млн тонн в год, управление таким масштабным производственным процессом требуют очень высоких компетенций.

Благодаря своей стабильности и перспективам, достойной оплате труда и социальным гарантиям отрасль снова привлекает молодёжь. Быть занятым в добыче угля снова становится престижным.

— Зачем нам так активно наращивать добычу твёрдого топлива, если внутри региона потребление угля снижается?

— Потому что сахалинский уголь пользуется хорошим спросом на мировом рынке, а его экспорт даёт ощутимый социально-экономический эффект региону. Наше топливо высокого качества, спрос на него стабильно растёт. Экономика стран Юго-Восточной Азии, в том числе Китая, развивается, возрастает потребность в твёрдом топливе, которую наша отрасль в состоянии удовлетворить. Прогнозные запасы угля на Сахалине — около 2 млрд тонн. Поэтому перспективы у добывающих компаний хорошие и с точки зрения освоения новых месторождений, и с точки зрения расширения добычи на уже имеющихся. И мы видим активное инвестирование средств в развитие предприятий, новые технологии. Речь — о миллиардах рублей. Самая масштабная инвестиционная программа — у Восточной горнорудной компании. Мощная горнотранспортная техника: самосвалы грузовместимостью до 220 тонн, экскаваторы с объёмом ковша 22–23 кубометра. В этом году начнётся строительство магистрального угольного конвейера с Солнцевского разреза до Угольного морского порта Шахтёрск. В самом порту модернизированы портовое хозяйство, погрузочные мощности. Впервые под загрузку углём в этом году подошли суда грузовместимостью более 150 000 тонн. Компания «Горняк» построила обогатительную фабрику в Смирныховском районе, чтобы повысить качество угля.

У сахалинских угольщиков большие планы, и, думаю, они осуществятся. Вложения в техперевооружение окупаются сторицей для предприятий, приносят пользу региону.

А внутреннее потребление угля действительно снижется. В этом году мы готовим ещё 17 проектов по строительству и переоборудованию котельных для работы на природном газе. В течение ближайших трёх лет, начиная с северной части острова, начнём эти работы.

— Как меняется роль угольной отрасли в наполнении региональной казны?

— Например, по итогам 2018 года доля только угледобывающих предприятий в консолидированном бюджете области составила около 1,5 млрд рублей. Это очень высокий показатель — в два раза больше, чем в 2017-м. При этом фактические отчисления в разы больше: в федеральный бюджет и внебюджетные фонды от угольщиков, а ещё налоговые отчисления их смежных предприятий, логистических мощностей. В этом году ожидается дополнительный рост налоговой отдачи от отрасли и её смежных направлений.

Не стоит забывать и о том, что развитие предприятий создаёт новые рабочие места. Отрасль сформировала спрос на высококвалифицированных специалистов в разных направлениях. Основной упор делается на местные кадры, но привлекаются и специалисты из других регионов.

— Что вы пожелали бы работникам отрасли в преддверии Дня шахтёра?

— Прежде всего мы воздаём славу ветеранам угольной промышленности Сахалина, стараниями и усилиями которых формировалась сама отрасль, развивалась экономика островов. Мы гордимся сегодняшними достижениями сахалинских горняков, преклоняемся перед их мужеством и силой духа. Всем труженикам отрасли и их близким мы желаем здоровья, благополучия и успеха.

Беседовал Геннадий Кравцов

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ