«Я больше не понимаю, для чего мне ходить в библиотеку»

2282

Я больше не понимаю, для чего мне ходить в библиотеку. По крайней мере, углегорскую.

Отремонтированное здание углегорской библиотеки. Красиво

Углегорск. Пятница. Начало шестого вечера. Энергичным шагом направляюсь в библиотеку. И хотя до этого минимум дважды давала себе слово, что из читательских рядов выбываю, сейчас есть повод. Нам с коллегой нужна книга Игоря Самарина «Возвращение в Амбэцу».


Игорь Самарин — известный сахалинский краевед, историк, путешественник. Автор восьми книг и более 150 публикаций. Интересы: история Сахалина (в частности, период Карафуто) и Курильских островов.


Раздобыть её в интернете нельзя, книга есть только в библиотеке. Но сахалинские ресурсы обнадёживают: с изданием, презентованным в марте нынешнего года, можно ознакомиться в любой библиотеке области. Ключевое слово здесь — «любой».

В углегорском «храме книги» было безжизненно.

— Добрый день! У вас есть книга Игоря Самарина «Возвращение в Амбэцу»?

Кажется, мой голос звучит до неприличия бодро и громко. Но кроме библиотекаря у окна в зале никого нет. Поэтому — можно.

— Самарин? Это вам в другой отдел. Пройдите сюда.

Прохожу. Повторяю вопрос.

— Да, такая книга есть. Только, к сожалению, выдать её на руки не можем. Издание на сортировке.

— То есть книгу вы получили недавно? — уточняю на всякий случай. Мне очень хочется получить хоть какое-то разумное оправдание такой неудаче.

— Да нет, получили давно. Но она до сих пор на сортировке.

— Понимаете, мне нужна эта книга. Очень. Может, как-то получится обойти сортировку? Мне буквально на пару дней. Верну в лучшем виде.

А вам зачем?

Вопрос для библиотеки настолько нелепый, что первые несколько секунд даже не знаю, что ответить. Тем не менее зачем-то начинаю объяснять: мол, в эти выходные мы как раз собрались в Амбэцу; и, согласитесь, было бы неплохо прежде узнать о месте из достоверного источника; и вообще — просто интересно.

— Понятно. Но, к сожалению, ничем не могу помочь. Сортировка уже ушла. А завтра у них выходной. Быть может, попробуете прийти на следующей неделе?

Мой шаг на выходе из библиотеки был уже не так энергичен.

***

Была и ещё одна история. Раньше. И связана она, как ни странно, тоже с краеведом Игорем Самариным. И его книгой «Маяки Сахалина». Поиски издания в углегорской библиотеке смахивали пару лет назад на довольно плохой детектив. Примерно в таком ключе: «Самарин? Впервые слышу. „Маяки Сахалина“? А о чём книга? Даже не знаю, где она может быть. Может, сходите в детскую библиотеку? Вдруг там найдут?»

Спустя какое-то время «Маяки» всё же нашли («А-а-а, это краеведение!»), достали откуда-то с дальней полки, смахнули пыль: «Вот, держите!» Правда, радости от этого было меньше, чем чувства нелепости и стыда. Работать в сахалинской библиотеке и не знать, кто такой Игорь Самарин? Анекдот.

Ещё раньше подобная участь постигла «Потерянный рай» Джона Мильтона. Тот самый случай, когда ты помнишь только название книги, а вот автор… Его фамилия совершенно вылетела из головы! Вспомнить английского поэта, чьё произведение переиздавалось огромное число раз и переведено на многие языки мира, в том числе русский, в библиотеке так и не смогли. Нашли спустя продолжительное время коллективно с помощью компьютера — по названию.

***

Безусловно, человек не обязан знать совершенно всё (да это и невозможно). Только я действительно уже не знаю, для чего мне ходить в библиотеку. По крайней мере, углегорскую. Снаружи красиво, но внутри…

Алина Голоскок
Фото Алексея Пудовкина

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ