Ведомства проверяют обстоятельства схода породы в Углегорском районе

2228

Полторы недели назад под Углегорском случилась, наверное, крупнейшая экологическая катастрофа в истории района. Отвал вскрышной породы Солнцевского угольного разреза обрушился, перекрыв русло реки Жёлтой. Несмотря на попытки угольщиков и местных чиновников застопорить скандал, он стремительно развивается. (Специальный репортаж можно увидеть здесь.)

В ночь на 10 июля ЧП произошло в трёх километрах от бывшего посёлка Прудного. Рухнуло, по подсчётам МЧС, около 70 тыс. кубометров грунта. На месте обрушения — слой породы толщиной до 10, шириной примерно 400 и длиной около 700 метров.

О сходе жители села Краснополья сразу сообщили в редакцию «Углегорских новостей», и уже утром наши корреспонденты работали на месте событий. Благодаря текстам Алины Голоскок об инциденте в тот же день узнала вся страна. Фотографии Алексея Пудовкина облетели страницы информагентств и отраслевых изданий.

Первые дни беды
Всего отвалов у разреза в этом месте минимум три. И все они, уверены местные жители, изначально устроены неправильно: не укреплены, со слишком узкими ступенями, внизу нет отстойников. Возникла ситуация, когда дожди размывали вскрышу и она попадала в реку Жёлтую, а затем — в Углегорку.

Реакция Восточной горнорудной компании (Солнцевский разрез — один из её активов) оперативностью не поражает. В первый день, когда об обвале уже трубили СМИ, пресс-служба ВГК сообщила лишь, что «причины произошедшего устанавливают», а «угрозы населению и объектам жизнедеятельности района нет». Ещё угольщики рассказали, что «действия по локализации последствий проходят согласно плану ликвидаций аварий». В это время краснопольцы уже готовились к затоплению села: Жёлтую перекрыло полностью, русло пересохло. Вода заливает поля, её сейчас больше, чем в любое весеннее половодье.

Похоже, катастрофа застала всех врасплох. Правда, ВГК объясняет пугающее бездействие иначе: «Поскольку восстановительные работы предполагаются на землях за территорией арендованного участка, для их начала требуется согласование с надзорными органами». Как можно было проглядеть такой масштабный сход, остаётся загадкой.

Местная администрация 10 июля провела заседание комиссии по чрезвычайным ситуациям под председательством мэра Сергея Дорощука.

На ней отметили, что сошедшие породы нестабильны, возможно их смещение.

«Комиссия вынесла распоряжение руководству угледобывающей компании: ограничить доступ населения к месту схода породы в целях исключения угрозы для жизни и здоровья людей, организовать ежедневный мониторинг состояния отвала в месте обрушения и представить план по устранению последствий», — написали в официальном профиле муниципалитета в социальной сети.

У нас есть план
Спустя несколько дней в Углегорском районе побывали представители правительства Сахалинской области. Обрушением отвалов заинтересовались надзорные органы. Вскоре ВГК выдала свой план действий по спасению. Он оказался простым, как мычание: построить для скопившейся массы воды обводной канал вокруг горы сошедшего грунта. Начать спускать затор обещали уже в среду, 21 июля.

— В течение последующих месяцев будем последовательно углублять этот канал, чтобы постепенно увеличить сток и остановить подмывание сошедшей породы. Нам поставлен срок: завершить эту работу к октябрю, — отчитался директор разреза Алексей Шарабарин.

К октябрю они также должны построить ещё один технический водоотводный канал, предназначенный для улавливания дождевых и талых вод. В целом же, по самым оптимистичным оценкам, ситуация разрешится не раньше лета будущего года. Только прошедший экологическую экспертизу проект восстановления устойчивости отвала и проведения рекультивационных мероприятий будет готов не раньше весны. По крайней мере от района этого требуют областные власти. Где потом на реализацию этого проекта взять огромные деньги, не говорит никто.

Канал, прорытый вокруг завала, — единственная, наверное, возможность избежать затопления окрестных сёл. Вот только хлынувшая в него жидкая грязь моментально превратит в болото Углегорку, которая не блещет чистотой. Водоём вымрет и теперь уже точно перестанет быть нерестовым.

А ещё есть мнение, что грунтовые взвеси «убьют» водоочистные сооружения. Из кранов в Ольховке и Углегорске польётся непригодная для питья жижа. Тысячи человек, медицинские учреждения, детсады и школы окажутся без питьевой воды. Предугадать последствия нетрудно, а хороших среди них и нет.

Неслучайное обрушение
Правда, обещания угольщиков выпустить воду в среду остались лишь словами. Местный житель Сергей Бондарев, первым забивший тревогу, рассказал УН, что особым усердием строители канала не отличаются.

— На месте работают три бульдозера и три экскаватора, и им ещё очень много копать, — говорит мужчина.

Незадолго до происшествия Сергей говорил, что с отвалами что-то неладно. И требовал принятия срочных мер. До этого мужчина писал обращения во все доступные инстанции. Реакции так и не дождался.

— Есть мнение, что там всё сделано неправильно. Мне рассказывал бывший главный инженер разреза, работавший там в самом начале, что просто так сваливать породу нельзя, надо подготовить основание из брёвен и камня, укладывать в правильном порядке. В паре километров от края завала стоит дом, а там живут десять детей и четверо взрослых. Если вода прорвётся, это будет для них угрозой, — встревожен собеседник корреспондента.

Слова о неграмотном устройстве отвалов подтверждает бывший директор Солнцевского разреза Василий Ломага. Его комментарий одному из СМИ мы приведём полностью:

— Причин происшествия может быть несколько: землетрясение, наводнение и человеческий фактор. Ни первого, ни второго не было. При формировании породного отвала летом необходимо снять всю растительность, чтобы порода не скользила по ней, а зимой — убирать снег. Весной и осенью техническая служба разреза должна осматривать отвал: не появились ли там деформация, провалы и трещины, через которые накапливается вода. Чаще всего именно это и приводит к разрушению отвала. Если провалы есть, нужно прокладывать нагорные канавы и отводить воду. Не могу сейчас назвать виновных в этом происшествии, для этого нужно ознакомиться с проектом отвала, знать, обследовали ли его инженерно-техническая служба разреза, горнотехническая инспекция, Росприроднадзор. Если обследовали, то находили ли нарушения и как их исправляли. Главное теперь — срочно принимать меры по ликвидации случившегося, — говорит Василий Васильевич.

Кроме желания сэкономить на создании отвалов одной из причин безответственного отношения должностных лиц разреза может быть огромная текучка кадров. По данным УН, за последние годы там сменились около двух десятков руководителей.

— Директор, который приезжает на полгода, никогда не будет заинтересован в «лишних» расходах. Его задача — добывать как можно больше угля и снижать издержки. А если бы начальник рисковал попасть под суд за такие инциденты, он каждый день надевал бы сапоги и проверял всю территорию, — уверен бывший сотрудник разреза, пожелавший остаться анонимным.

Волна от обрушения
Одним из последствий катастрофы стала беспрецедентная по беспредельности атака на «Углегорские новости» — о ней подробно рассказано здесь. Муниципальная власть во главе с Сергеем Дорощуком, похоже, решила сделать всё, чтобы не допустить неконтролируемого освещения события. Вряд ли для кого-то является секретом, кто мог заказать этот наезд.

Тем временем часть вины в произошедшем лежит и на муниципалитете, считает Василий Ломага. Проекты обустройства добывающих предприятий, особенно граничащих с населёнными пунктами, в обязательном порядке согласовывают с органом местного самоуправления и контролирующими структурами. Местные власти, не являясь специалистами в горном деле, могли проглядеть проблемы на отвалах. Но игнорировать многочисленные обращения и публикации в СМИ, буквально пронизанные тревогой, они права не имели. Никакое подобострастное желание взять под козырёк крупному бизнесу не оправдывает попыток спустить беду на тормозах.

Проверку обстоятельств схода породы проводят заинтересованные ведомства: природоохранная прокуратура, Ростехнадзор, следственный комитет. Так, следователи начали процессуальную проверку по признакам преступления, предусмотренного статьёй 246 УК РФ (нарушение правил охраны окружающей среды при производстве работ). Если в расследования не вмешается большая политика (или крупные суммы денег), виновники катастрофы могут заплатить колоссальные штрафы или даже лишиться свободы.

Остаётся надеяться, что обострённое внимание к происходящему в сахалинской глубинке поможет не дать им уйти от ответственности.

Дмитрий Зелинский, Алина Голоскок

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ