Основу экономики Углегорского района как в прошлом, так и в настоящем составляет угольная отрасль. Собственно, благодаря открытию залежей угля и был основан Углегорский район. Практически в каждой семье кто-либо так или иначе трудится в этой отрасли.

Сегодня в Углегорском районе работает крупнейшее на Сахалине предприятие по добыче и отгрузке угля — Восточная горнорудная компания. Под её управлением находится Солнцевский угольный разрез и Угольный морской порт Шахтёрск. Об итогах года Солнцевского мы писали, сегодня расскажем о крупнейшем морском угольном терминале Сахалина. Ведь недостаточно добыть уголь, его надо ещё и продать. Именно отгрузка угля является единственной, но очень важной функцией шахтёрского порта. Об итогах минувшего года и планах на нынешний мы побеседовали с исполнительным директором ООО «Угольный морской порт Шахтёрск» Юрием Гвоздиковым.

— Юрий Фёдорович, какие из поставленных задач на 2016 год удалось выполнить? Каких показателей достигли?
— В планах было отгрузить 4 млн тонн. Но удалось 3 млн 100 тыс. тонн. Плановой отметки не достигли из-за непогоды. При годовой норме 135 дней отгрузки погода позволила нам отработать лишь 105 дней. Но даже при этом порт установил рекорд. Предыдущий показатель — 2,85 млн тонн (2015 год). В 2016-м прирост составил 250 тыс. тонн. Кроме того, установлен рекорд суточной отгрузки — 32 тыс. тонн за смену.
Совместно с Росморпортом провели дноуглубление в ковше. Было поднято 47 тыс. тонн грунта. Эта работа плановая, углубляли до проектных величин.

— Закупали ли технику, оборудование в 2016 году?
— Техника у нас обновилась, причём вся она новая. Приобрели два перегружателя Liebherr-544 и Liebherr-554: один с объёмом ковша 6 м3, второй — 6,5 м3. Купили два огромных бульдозера с площадью отвала 22 м2 плюс два новых фронтальных погрузчика Liebherr-580.

— Когда поступает новая техника, старую списываете? Или мы говорим о расширении парка?
— У нас много техники было взято в аренду, соответственно от неё мы отказываемся в пользу своей новой. В этом году на восточную набережную поставим стакер (телескопический ленточный конвейер) производительностью 1,5 тыс. тонн в час. Поэтому на восточную набережную у нас план на год — 1,5 млн тонн отгрузки.

— Обновляете ли собственный флот компании?
— Да, в 2017 году планируем приобрести 6 судов дедвейтом 650 тонн каждое, как раз для работы на восточной набережной. Первое судно должно прийти уже в начале мая. До этого момента мы должны набрать экипажи. И к концу апреля первый экипаж отправится на верфь принимать первое судно. Дедвейт судов 650 тонн оптимален по параметрам ковша, его глубин и площади.

— Расскажите о кадровой политике. Меняется ли отношение людей к работе на фоне развития компании? Изменилась ли производительность труда у докеров — всё-таки это основная профессия в порту?
— У докеров сейчас совсем другое отношение к работе. Они сами рвутся на работу. Простои минимальны. А всё потому, что с 2016 года мы оплачиваем труд каждого по результату. Сейчас у нас существует система показателей. Сколько человек отгрузил — столько он и получит. Сначала работники не верили в новшество, но в первые же месяцы разница в зарплатах между бригадами оказалась почти в два раза. В одной бригаде зарплата достигала 90 тыс. рублей, а в другой — 50 тыс. Сейчас все бригады подтянули хвосты и примерно все на одном, подчёркиваю, высоком уровне. Был месяц, когда бригада перевалила 200 тыс. тонн. Это по 5 тыс. тонн на докера.

— Какая средняя зарплата в порту?
— У докеров она 70–80 тыс. рублей в месяц. Но если бы в этом году было бы больше дней отгрузки, то и зарплата была бы выше.

— А что касается других работников, какая зарплата у них?
— Диспетчеры, экономисты, бухгалтеры — все они в этом году уже получают увеличенную зарплату.

— Есть ли у работников возможность повысить квалификацию, пройти обучение, что позволит повысить заработную плату?
— Конечно, дистанционно обучаем докеров. Повышаем разрядность машинистов бульдозеров. Всё это за счёт предприятия.

— Меняются ли условия труда в порту?
— В период навигации столовая стала работать круглосуточно. В ней сделали ремонт, который не производился с момента постройки — 1950 года, приобрели новые печи и оборудование. Отремонтировали общежитие. Ремонтируем фасады зданий и сооружений в порту. Отремонтировали причал. В целом на ремонтно-восстановительные работы в этом году израсходовано 60 тонн цемента.
Кроме того, лицензировали медкабинет. Ещё раньше провели водопровод в порт. Прежде воду привозили в цистернах, а сейчас она поступает из центрального водопровода.

— Насколько известно, режим свободного порта Владивосток, возможно, будет распространён и на территорию Углегорского района. Что вам это даст?
— Во-первых, налоговые льготы. Их послабление очень нужно развивающимся компаниям, каковой являемся и мы. Проект развития Восточной горнорудной компании, неотъемлемой частью которого является и модернизация Угольного морского порта Шахтёрск, делает лишь первые шаги в реализации. Мы находимся на начальном этапе развития, поэтому для нас важна динамичность, и статус территории свободного порта, безусловно, нам в этом поможет.
Мы также планируем открыть пункт пропуска в порту Шахтёрска. Это значит, что суда, приходящие на погрузку из-за границы, будут оформлять необходимые документы непосредственно у нас в порту. Все действия для открытия пункта пропуска мы выполняем.

— А как и где происходит оформление документов сейчас?
— Сейчас судно обязано сначала зайти в порт Холмск, отстоять там в очереди, оформить открытие границы РФ, а затем уже идти к нам на погрузку. Получив документы на уголь, снова идёт от нас в Холмск и снова стоит в очереди. И это всё оплачивается за наш счёт.

— И какова цена за проделанный крюк в пути судна?
— Главное — это время, которое судно тратит на оформление в Холмске, переход к нам и обратно в Холмск.

— Планируете увеличивать штат в этом году?
— Штат сотрудников растёт ежегодно. В связи с приобретением новых судов нам только в экипажи необходимо будет нанять 36 человек. И это только на новый флот. Плюс мы планируем запустить в этом году нефтеналивной причал. Новое оборудование — новые сотрудники. Проект согласовывается со всеми необходимыми государственными структурами: это и Росморпорт, и администрация морских портов Сахалина и Курил. Кроме того, мы в этом году организуем свой ПАСФ (пост аварийно-спасательного формирования). На один из буксиров установим современное оборудование и будем использовать его, в том числе как буксир по борьбе с разливом нефти.

— Для чего вам нефтеналивной причал?
— В первую очередь это сбор отработанных нефтесодержащих вод и снабжение наших судов. Во вторую — их бункеровка. Планируем строительство нефтебазы на 3000 тонн. Это позволит нам обеспечить себя и Солнцевский угольный разрез топливом. А в перспективе обеспечим топливом весь район.

— Какие планы строите на 2017 год?
— Отгрузить 4,5 млн тонн угля.

— А если снова погода не позволит работать на полную мощь?
— Мы минимизируем этот риск как раз за счёт приобретения новых судов. Их будем грузить у восточной набережной. Это позволит увеличить суточную производительность. В планах: отгрузить с угольного причала 3 млн тонн, с восточной набережной — 1,5 млн тонн.

— Спасибо за беседу. Желаем вам и вашему коллективу добиться поставленных целей и новых рекордов.

Беседовала Жанна Артёмова
Фото Юрия Гуршала

На верхнем снимке: работники Угольного морского порта Шахтёрск. Исполнительный директор Юрий Гвоздиков — во втором ряду в центре. Фото пресс-службы компании

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.