Равнодушие и тело, или Где кончается сострадание

1508

2016_09_29-1

Единственная скамеечка у здания автовокзала в Углегорске занята: на ней лежит тело. Вернее, оно и не лежит даже — скорее, обмякло лицом вниз на деревянных брусках и растеклось по ним. Признаков жизни тело не подаёт. Совсем.

Рядом, буквально метрах в трёх, — рейсовый автобус. В нём всего пара пассажиров: аккуратно одетая женщина с гладко причёсанными волосами и мальчишка лет 12. До отправления остаётся минут пять, а потому они то и дело бросают через окошко взгляд на скамеечку. На которой лежит тело, не подающее признаков жизни.

— Не смотрели: дышит, нет? — присоединившись к наблюдающим, интересуюсь у женщины. В ответ — странный взгляд: смесь недоумения и брезгливости.

— По-моему, не дышит, — подаёт голос мальчишка. Собственное открытие приводит его в неописуемый восторг, и он окончательно прилипает к окну: надо же, вдруг рядом с нами… В общем, будет что друзьям рассказать.

Желания выяснить у лежащего, жив он или нет, как и у всех присутствующих, не возникает совершенно: мужчина на скамейке слишком грязный, от него слишком плохо пахнет и он наверняка просто слишком пьян. Только вот услужливая память подбрасывает до безобразия пошлую сентенцию о том, что в мире нет ничего страшнее равнодушия, с молчаливого согласия которого совершаются все преступления на свете. Поэтому приходится идти и трясти тело за плечо. В компании с не усидевшим на месте мальчишкой.

…Поблизости у магазинчика в вечернем мареве блещут стёклами солнцезащитных очков молодые люди, мамаши катят по тротуару свои коляски в весёлые цветочки, а пара-тройка таксистов, разморенных опустившейся на город теплынью, вальяжно перебрасывают друг другу последние слухи.

— Мужчина! Вы живы? — вечером понедельника в довольно оживлённом центре города вопрос звучит несколько нелепо.

— Да брось, — говорит подошедший водитель автобуса. — Больше всех что ли надо? Он здесь уже часа три лежит: «Трояра» наверное нахлестался.

Словно в подтверждение сказанного, «подопечный» начинает вяло шевелиться, извлекая при этом слабые нечленораздельные звуки — жив!

На троих соображаем позвонить в ЕДДС (единую дежурно-диспетчерскую службу)…
А вообще-то да: нет ничего страшнее равнодушия. Ведь никто не застрахован от ситуации: идёшь по улице, вдруг стало плохо, и ты уже не идёшь, а лежишь. Мимо проходят люди, но до тебя им дела нет. И может случиться самое страшное. Просто потому, что все прошли мимо.

К СЛОВУ
Если в вашем телефоне нет этих номеров, запишите их:
ЕДДС — 8 (42432) 44-824;
полиция — 8 (42432) 44-733;
скорая помощь — 8 (42432) 43-303 
(для всех мобильных операторов)

Алина Голоскок
Фото автора

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.