Misevra m200
Председатель Совета директоров Восточной горнорудной компании Олег Мисевра

Не секрет, что угольная отрасль для Углегорского района была и остаётся ключевой. Благополучие большей части населения района напрямую или косвенно зависит от стабильной работы угольщиков. О том, с какими итогами завершила 2015 год крупнейшая не только в нашем районе, но и во всей Сахалинской области угольная компания, а также о том, что в её планах на будущее, мы побеседовали с председателем Совета директоров Восточной горнорудной компании (ВГК) Олегом Мисеврой.

– Олег Анатольевич, каким для компании был 2015-й, как вы оцениваете его итоги? Все ли поставленные цели были достигнуты?

– В прошлом году мы ставили достаточно амбициозные цели. Многие называли их нереалистичными. Тем не менее поставленная планка по добыче угля в 3,2 млн тонн достигнута. Для Сахалина этот показатель стал рекордным за всё время добычи угля на острове, включая советский период. Да и в целом в России разрезов, добывающих более 3 млн тонн, немного. Вместе с добычей выросла и отгрузка через шахтёрский порт – до 3 млн тонн, и это только начало.

Погрузка угля в порту Шахтёрск
Погрузка угля в порту Шахтёрск

В прошлом году в закупку новой техники для Солнцевского угольного разреза были вложены несколько миллиардов рублей, приобретён и введён в работу новый погрузочный комплекс в шахтёрском порту. Эти вложения уже привели к увеличению добычи и созданию новых рабочих мест. Более 100 новых работников появилось на Солнцевском угольном разрезе, более 20 – в порту Шахтёрска. В 2015 году компания, несмотря на большие финансовые вложения, стала безубыточной и сейчас находится пусть пока ещё в небольшом, но плюсе. Известно, что в настоящее время в мировой угольной отрасли кризис, однако мы не только не сокращаем штат работников, а наоборот наращиваем его. Согласитесь, для Углегорского района, где жизнь большинства связана с угольной промышленностью, это положительные итоги года.

– А какие цели вы ставите на ближайшие годы? Чего ожидать населению района, благополучие которого во многом зависит от того, как у нас будет развиваться угледобывающая отрасль?

– Развитие нашей компании напрямую связано с ростом объёмов добычи и отгрузки угля. На 2016–2017 годы планируем достичь уровня 4–6 млн тонн, а к 2019 году уже 10–12 млн. В наступившем году планируем приобрести новую технику грузоподъемностью 220 тонн. Закупим новые экскаваторы с 23-кубовыми ковшами. В проекте – осуществлять доставку угля от Солнцевского разреза до шахтерского порта с помощью 28-километрового конвейера.

Естественно, это требует инвестиций. Полная стоимость проекта, включая его реализацию, по предварительным оценкам составляет 70 млрд рублей. Из них примерно половина – это первоначальные вложения, которые необходимы для выхода работ на месторождении на проектную мощность. Эти средства потребуются для строительства порта, конвейера, разреза и вывода предприятия на запланированный объем добычи угля. А дальше, когда всё уже будет работать, в обновление оборудования за 20 лет будут вложены еще порядка 34 млрд рублей.

– А откуда вы возьмете эти миллиарды?

– Это будет собственное и привлечённое финансирование. Банки готовы выделить порядка 7 млрд рублей. Фонд развития Дальнего Востока инвестирует 2,8 млрд рублей. О намерении участвовать в финансировании нашего проекта также заявила корпорация развития Сахалинской области. После того как мы на Восточном экономическом форуме представили свой проект разработки угольного месторождения на Сахалине, к нему стали проявлять настойчивый интерес и другие потенциальные инвесторы. Уверен, что нам будет доступно и иностранное финансирование, т. к. проект является экономически обоснованным, с гарантированным рынком сбыта и предполагает растущие объемы производства.

– Сначала вы обещали построить конвейер до бухты Изыльметьева, теперь планируете строить его в порт Шахтёрск. Почему всё-таки не был осуществлён первоначальный план и когда же начнётся строительство конвейера до шахтёрского порта?

– Наша 28-километровая конвейерная линия по протяженности станет единственной в России и войдёт в десятку самых протяжённых в мире. Именно уникальность проекта делает его реализацию растянутой во времени. В России специалистов, способных просчитать и построить такой конвейер, просто нет. Поэтому мы наняли иностранцев, причём лучших из лучших профессионалов.

Представитель ВГК презентует проект компании на встрече с губернатором области Олегом Кожемяко и полпредом президента РФ Юрием Трутневым. Ноябрь 2015 года
Представитель ВГК презентует проект компании на встрече с губернатором области Олегом Кожемяко и полпредом президента РФ Юрием Трутневым. Ноябрь 2015 года

Первоначально планировалось строительство конвейера от Солнцевского разреза в бухту Изыльметьева, но когда мы обратились к специалистам для детального расчета, оказалось, что более рациональным будет решение вести конвейер в уже существующий порт в Шахтёрске. Хочу отметить, что строительство порта в бухте Изыльметьева не являлось ключевым моментом проекта. Проект предполагал строительство конвейера от месторождения до морских ворот, и это в проекте не менялось. Цель, которая ставилась изначально, осталась неизменной.
Давайте расскажу, какие преимущества несёт в себе строительство конвейерной линии от разреза в порт. Сахалин отличается от материка разбросанностью населенных пунктов по территории. Из-за этого дорога, соединяющая города и территории, как правило, одна на весь район. При перевозке угля от месторождения до порта грузовикам приходится ездить по дорогам общего пользования, поднимая пыль, разбивая дорожное полотно. При этом мы не скрываем, что предприятие планирует наращивать объемы добычи. Всё это возмущает и раздражает местных жителей. Поэтому мы и приняли решение построить конвейер от месторождения в порт. Такой способ доставки угля является экологичным, надёжным и удешевляет его доставку. К тому же конвейер разгрузит дороги в районе.

Важно понимать, что это не типовой проект, поэтому следует семь раз отмерить, прежде чем начинать «резать». Сейчас работа находится в стадии проектирования. Нанятые иностранные специалисты выезжают на местность и ведут работы. В 2016-м мы получим уже готовую рабочую документацию, начать строительство конвейера планируем уже в следующем году.

– Сейчас вы являетесь председателем Совета директоров ООО «Восточная горнорудная компания». Общеизвестный факт, что кроме этого вы – собственник шахты «Ударновская». К каким еще предприятиям угольной отрасли в Углегорском районе вы имеете непосредственное отношение?

Вскрышные работы на Солнцевском угольном разрезе
Вскрышные работы на Солнцевском угольном разрезе

– В Углегорском районе, как и в целом по Сахалину, рекордсменом по добыче угля является Солнцевский угольный разрез. Добытый уголь отгружается через порт Шахтёрск, который по грузообороту уже сейчас уверенно занимает второе место в области, уступая лишь порту Пригородное (СПГ). Эти два предприятия – Солнцевский разрез и порт Шахтёрск – входят в структуру Восточной горнорудной компании, где я являюсь одним из собственников. Именно эта компания и будет реализовывать проект по строительству конвейера от разреза в шахтёрский порт. Помимо ВГК и шахты «Ударновская» (замечу, последней работающей шахты на Сахалине) я являюсь собственником обогатительной фабрики, угольного разреза и морского порта в селе Бошняково. И потому я, как и все жители Углегорского района, заинтересован в развитии угольных предприятий.

– Шахта «Ударновская» в прошлом году получила почти миллиард рублей от государства. На что пошли эти деньги? И что ждёт шахту в перспективе?

– Все хорошо помнят, что шахта «Ударновская» находилась на грани закрытия, и именно поддержка областного правительства помогла выйти ей из сложной ситуации. Для шахты было выделено почти 900 млн рублей. Из них 300 млн – в качестве субсидии на погашение имеющихся у шахты задолженностей. Остальная сумма поступила в форме инвестиций для закупки оборудования. Эти деньги будут возвращены в бюджет области в текущем году.

«Либхерр» (справа) ¬– самый мощный экскаватор на Сахалине. С его помощью осуществляются вскрышные работы на Солнцевском угольном разрезе с 2013 года. Слева – погрузчик Komatsu WA420
«Либхерр» (справа) – самый мощный экскаватор на Сахалине. С его помощью осуществляются вскрышные работы на Солнцевском угольном разрезе с 2013 года. Слева – погрузчик Komatsu WA420

Экономическая ситуация на шахте изменилась. «Ударновская» должна сделать рывок в развитии и довести добычу до 1 млн тонн угля. Сейчас ведётся детальное изучение этого вопроса, к его решению подключены лучшие институты страны. Шахта уже достигла уровня суточной добычи 1000–1500 тонн, а численность работников возросла более чем на 30 человек. Сегодня процесс увеличения добычи угля идёт по плану, как я уже сказал, наша цель – довести добычу на шахте до 1 млн тонн, а в перспективе и до 2 млн тонн. С новым подходом к работе и с новейшим оборудованием это вполне реалистичные горизонты.

– Бошняковский разрез как-то включён в планы развития? У Бошняково есть будущее?

Вскрышные работы на Солнцевском угольном разрезе
На угольном разрезе идут вскрышные работы

– Бошняковский угольный разрез, как и ВГК, и шахта, имеет свой план развития. Уже в этом году Бошняковский разрез должен выйти на уровень добычи, близкий к 1 млн тонн. Для взятия этой «высоты» закупается новая техника: экскаваторы, БелАЗы. Конечно, добытый уголь необходимо реализовывать, поэтому будем модернизировать и Бошняковский порт. Общая сумма вложений в бошняковское направление в этом году составит более 1,5 млрд рублей. Поэтому пока развивается разрез, будет жить и Бошняково.

– Наш президент не раз подчеркивал важность выхода российских компаний из оффшоров. Говорят, ваши угольные предприятия зарегистрированы на Кипре. Это правда?

– Это домыслы. Начнём с того, что ни одно из угольных предприятий в районе, к которым я имею отношение, не зарегистрировано в оффшорах. У каждого предприятия есть группа собственников, среди них могут быть и иностранцы. У нас в России даже предприятия, являющиеся национальной гордостью, например Газпром и Роснефть, имеют иностранных акционеров, и это нормальная мировая практика. Это совсем не означает, что Газпром и Роснефть – оффшорные компании. Те, кто так рассуждают, далеки от знания законодательства, а значит, и от истины.

Все наши угольные предприятия, работающие в районе, зарегистрированы в России. Налоги уплачиваются согласно российскому законодательству, исключительно в местный, областной и федеральный бюджеты. И чем больше мы будем добывать угля, тем больше будут поступления в бюджеты всех уровней в виде налогов и сборов.

– В 2015 году вы приобрели самоходный перегружатель Емсо-1. В этом же году он сел на мель и получил пробоину. Какова судьба этого приобретения? Повлияет ли инцидент с перегружателем на ваши планы по добыче?

Очередь на погрузку угля
Очередь на погрузку угля

– Судно-перегружатель нам необходимо для загрузки судов типа Panamax, дедвейтом 70 тыс. тонн и выше. Такие суда не имеют собственных грейферных кранов для самозагрузки. (Грейфер – грузозахватное устройство, состоящее из двух или нескольких парных смыкающихся челюстей. – Прим. ред.). А глубина нашего морского терминала пока не позволяет подойти им к пирсу. Именно поэтому мы приобрели перегружатель, который, взяв у пирса на борт 13 тыс. тонн угля, идёт в море, где перегружает его на Panamax собственными кранами. Столь сложная схема необходима для выхода на более дальние рынки сбыта, куда сухогрузами малой вместимостью поставлять уголь просто экономически бессмысленно. После ремонта Емсо-1 вернётся в строй. Но и без него мы сможем достичь поставленных целей.

– Пугают цифры. Если Солнцевский разрез станет добывать угля в 3 раза больше, чем сейчас, что же будет с нашей экологией, водой в Углегорске?

– Наш проект для снижения пагубного влияния на экологию предусматривает не только строительство конвейера. Конечно, при планируемых 10-12 млн тонн в год забыть про экологию просто невозможно. В рамках реализации проекта на разрезе будут построены новые, современные очистные сооружения. Это предотвратит возможное негативное воздействие на окружающую среду.

– Если, как вы заметили, компания показывает рост и прибыльность, готовы ли вы взять на себя большую социальную ответственность, чем сейчас?

– Основной социальной задачей я по-прежнему вижу обеспечение наших работников достойной заработной платой, создание достойного социального пакета, а также своевременную и в полном объёме уплату налогов и сборов. Сейчас средняя зарплата в ВГК сопоставима примерно со средней по региону. Мы каждый год увеличиваем размер уплаченных налогов в бюджеты различных уровней. Планируем за счёт компании запустить программу по повышению квалификации наших работников, прежде всего местных жителей. Обучать их собираемся и на Сахалине, и за пределами острова, в том числе за границей: в Германии, Японии. Любой, желающий зарабатывать достойные деньги, сможет это сделать с ВГК.

Также мы планируем поставить в шахтёрский техникум современные тренажёры для обучения работе на карьерной технике. Один такой тренажёр стоит несколько десятков миллионов рублей. Кроме этого, планируем поддерживать в районе культуру, спорт, образование, здравоохранение. Но акцент будем делать прежде всего на поддержку духовно-нравственного воспитания. На сегодняшний день мы уже построили храм в Углегорске и продолжаем работы по его благоустройству.

Кроме того, в прошлом году ВГК профинансировала изготовление и установку памятника, посвящённого окончанию Второй мировой войны и освобождению Южного Сахалина и Курильских островов от японских милитаристов. В настоящее время мы поддерживаем в районе ряд социальных учреждений и организаций, безусловно, будем это делать и впредь.
В планах – поддержка социально незащищенных слоёв населения района. Те, у кого в домах печное отопление, будут получать уголь на льготных условиях.

– Вы покинули пост президента компании. Если не секрет, чем вызвано такое кадровое решение и кто сегодня занимает эту должность?

– Сейчас я занимаю пост председателя Совета директоров компании. Совет директоров занимается в том числе подбором и наймом топ-менеджмента компании, к которому относится и должность президента компании. Я остаюсь больше тем, кто ставит стратегические задачи, контролирует их выполнение и требует от топ-менеджеров результат. А всеми функциями исполнителя сейчас наделён президент. Такое кадровое изменение было необходимо, ведь компания растёт, растут производственные объёмы, а значит, требуется более компетентный управленец именно в области угледобычи. Новым президентом стал Пётр Хаспеков. Это опытнейший производственник, проработавший в угольной отрасли на руководящих должностях не один десяток лет. Я знаком с ним более 10 лет и лучшего управленца для столь динамично развивающейся компании пожелать нельзя.

– Благодарю за беседу. Успехов вам на новом посту.

– И вам спасибо. Пользуясь случаем, хочу поздравить жителей Углегорского района со светлым праздником – Рождеством Христовым. Всем желаю реализовать самые смелые планы, быть оптимистами, ценить счастливые моменты жизни, дарить добро. Пусть всегда с вами будет поддержка родных и близких людей, а в семьях пусть царят любовь и понимание...

Беседовала ЛЮДМИЛА СУБРАКОВА
Фото ЗИНАИДЫ МАКАРОВОЙ

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.