Наследство от японцев: Углегорский район в первый год после оккупации

1062

В 1945 году Советская армия освободила префектуру Карафуто — южную часть Сахалина от японских оккупантов. Пришла пора встраивать экономику бывших оккупированных территорий в экономику СССР. Для этого потребовалось провести ревизию и понять, что же создали здесь японцы за 40 лет. Поэтому в 1947 году в Углегорском горисполкоме был составлен 98-страничный документ под названием «Характеристика экономики Углегорского района в 1946 году». Интересно было ознакомиться с его содержанием.

oblozhka
Обложка архивного дела, содержащего справку с характеристикой экономики Углегорского района

Ускоренная колонизация
За время оккупации японцы успели немало. Островная держава, как и другие передовые страны того времени (СССР, США, Германия и другие европейские государства), переживала эпоху взрывной индустриализации, связанной в первую очередь с технологическим скачком. Механизация приходила в село «на смену крестьянской лошадке», и крестьяне были вынуждены переселяться в города, где находили работу в быстро развивающейся промышленности.

На фоне индустриализации Япония стремилась как можно быстрее колонизировать и освоить оккупированные территории. С этой целью правительство Японии предоставляло значительные льготы своим гражданам, переселяющимся на север.
Когда советские войска освободили Южный Сахалин, новая гражданская администрация с удивлением отмечала, что эти земли густо заселены, а местная экономика по тем временам весьма развита.

Так, население района в 1947 году (то есть уже после того, как часть японского населения покинула Сахалин) составляло 61 тыс. человек, из них русских — 5,4 тыс., японцев — 49,3 тыс., корейцев — 5 тыс., айнов — 150 человек. Правда, нужно отметить, что в эту статистику вошло 15-тысячное население города Чиннай (Красногорск) и административно подчинённых ему селений, которые сейчас относятся к Томаринскому району.

Производили всё — от сакэ до угля
Авторы «Характеристики экономики» с удовлетворением отмечали богатство Углегорского района природными ресурсами. Запасы угля оценивались в 200 млн тонн. Кроме того, район был богат лесом и промысловым зверем, а также рыбой и крабом. Особенности почвы и климат делали его подходящим для ведения сельского хозяйства: в районе имелось большое количество пригодных к пахоте земель. Часть из них располагалась в долинах рек, где благодаря густой сети каналов производились осушение и мелиорация. Общая площадь пахотной земли составила почти 6 тыс. га, в сельском хозяйстве было занято более 10 тыс. крестьян.

Угольная промышленность была представлена шестью крупными шахтами совокупной производительностью до 3 млн тонн угля в год. Железную дорогу с юга острова японцы дотянули только до Кюсюная (Ильинского), дальше не успели. Из района уголь вывозили морем.

В Углегорске велось строительство большого механизированного порта, который позволил бы грузить уголь непосредственно с берега на суда, минуя рейдовую перегрузку. Однако и это строительство не было закончено.

Шахты вновь заработали уже в 1946 году, параллельно с восстановительными работами было добыто 565 тыс. тонн угля.

Углегорский целлюлозно-бумажный комбинат производил на местных ресурсах 51 тыс. тонн бумаги в год. На реке Эсутору была создана лесная биржа для поставок леса комбинату. Лес сюда сплавлялся по течению рек, а на комбинат с берега доставлялся по узкоколейке.

При японцах на комбинате работали 2300 человек, однако после освобождения наших земель от захватчиков на нём остались работать только 650 человек. Впрочем, и сам комбинат работал лишь на четверть своей мощности — из-за нехватки сырья (серы), повреждений в ходе боёв и недостатка рабочей силы.

bum
Углегорский целлюлозно-бумажный комбинат (ныне заброшенный) был построен во время японской оккупации. Фото Алексея Пудовкина

Рыбную промышленность представляли два рыбозавода (в Углегорске и Орлово), в которых располагались 8 рыббаз и 9 засолочных цехов. Помимо солёной рыбы, заводы производили консервы. В их распоряжении был немалый флот: 55 катеров, 20 плашкоутов, 79 кунгасов, 137 лодок. Заготавливали сельдь, лосось, треску, камбалу, крабов. Общий объём производимой продукции доходил до 10 тыс. тонн в год.

Кроме того, в районе велась заготовка леса (работал Углегорский лесокомбинат) общим объёмом до 300 тыс. кубометров в год, имелась мощная пищевая промышленность (заводы сакэ, мисо, фруктовых вод, рисовые фабрики, пекарни), лёгкая промышленность (пошивочные, сапожные и мебельная мастерские, типография), ферма по разведению пушного зверя.

Авторы «Характеристики экономики» констатировали, что по уровню развития Углегорский район — один из ведущих в префектуре Карафуто. В целом экономика района была ориентирована на экспорт производимой продукции. Так, в 1946 году для нужд района завезено 14 тыс. тонн грузов, а вывезено 158 тыс. тонн.

Отступая, разрушали
Ещё в 1944 году японцы остановили на территории района все шахты, частично разрушили их, а оборудование в основном вывезли.

В ходе военных действий при освобождении Углегорска серьёзно пострадал целлюлозно-бумажный комбинат: на его территорию попали авиабомбы и артиллерийские снаряды, которые повредили производственные помещения и общежития. Было выбито 70 % стёкол.

stranichka
Так выглядит обычная страничка из архивной справки с характеристикой экономики. Надо отметить, что в конце войны, предвидя поражение, японцы-хозяева постарались эвакуировать наиболее ценное оборудование и имущество, а остающееся по возможности вывести из строя

Сильно пострадал и жилой фонд: в Углегорске в ходе боевых действий сгорела лучшая часть домов — всего порядка 40–50 %. Серьёзные пожары были в Шахтёрске и других населённых пунктах.

Японская школа. Фото из архива редакции
Японская школа. Фото из архива редакции

Нехватка рабочих рук
Перед новой властью стояла задача — в кратчайшие сроки восстановить хозяйство. Помимо разрушений, власти столкнулись с острой нехваткой рабочих рук (часть японского населения выехала из Карафуто при наступлении советских войск) и саботажем бывших хозяев, не пожелавших мириться с национализацией их собственности.

«...Основной состав рабочей силы — японцы, но руководящий состав — из русских, — отмечали авторы документа. — Для характеристики можно привести такой пример: на заводе мисо в 1946 году мы имели среднесписочное число японцев 70 человек, русских — 1 (начальник цеха). На рисофабрике 25 рабочих — японцев и русских — 1 (начальник цеха)».

«В период национализации предприятий от бывших фирм «Хокочуми» и «Кайрикуно» с 1 апреля 1946 года комбинатом были приняты все рабочие, принадлежащие этим фирмам в количестве 451 человек, — докладывал в горисполком представитель Углегорского лесокомбината. — Мы построили работу социалистическим методом труда. В этом народ японский очень трудно шёл, в особенности хозяева тормозили выполнение плана работ. Комбинату пришлось много поработать... В последнее время весь рабочий состав японцев совершенно изменил своё лицо и не стал замечать своих бывших хозяев».

В итоге, как известно, японское население было депортировано, и Углегорский район медленно заселялся гражданами СССР. В настоящее время население района составляет около 18,7 тыс. человек. Экономику района после войны удалось восстановить, и в советское время она превосходила по объёмам производимой продукции показатели японского периода.

Андрей Дементьев

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.