Куда исчез Киндзиро?

2106

В год 70-летия Углегорского района мы открываем новую рубрику — «Наследие». Как следует из названия, материалы в ней будут посвящены интересным фактам из истории нашего края. Ведущий рубрики — Алексей Колесников, историк, член Хабаровского отделения Российского военно-исторического общества.

Памятник Киндзиро в школьном парке. Эсутору, 1937. Фото Мартина Швинда. Фотоархив SLUB, Дрезден

Этот гранитный мальчик с вязанкой хвороста за плечами и книгой в руке стоял на вершине сопки над портом, в те времена, когда город Углегорск носил японское название Эсутору. Почти 20 лет мимо него ежедневно проходили ученики японской начальной школы. В 1937 году статую сфотографировал немецкий профессор Мартин Швинд.

Исследователь собирал материал для книги «Преображение Карафуто в жизненное пространство Японии». В Эсутору немец сделал несколько любительских снимков. На одном из них — непривычный для русского глаза памятник: статуя мальчика с вязанкой хвороста и раскрытой книгой в руке. Это был Ниномия Киндзиро — пожалуй, один из самых узнаваемых образов ХХ века в Японии.

Киндзиро в одном из переулков старой части японского города Киото. Фото автора

С 1900 года начальное образование в Японии стало обязательным. Строились новые школы и едва ли не в каждой ставили памятник читающему мальчику с ношей за плечами. Крестьянский сын Киндзиро, родившийся в японской глубинке в конце XVIII века, так тянулся к знаниям, что, даже отправляясь в горы за хворостом, читал книжки прямо на ходу. Сто лет спустя большинство японских учеников по-прежнему оставались крестьянскими детьми, поэтому лучшего образца для подражания придумать для малышей было невозможно.

Культурологи находят сходство «народных» образов Киндзиро и Ломоносова: один самообразовывался, читая на ходу; другой в погоне за наукой пешком преодолел до Москвы более тысячи километров. Но в отличие от нашего реального Михайло — сына зажиточного рыбопромышленника — Киндзиро рос в разорившейся семье, осиротел ещё подростком и был вынужден заботиться о младших сёстрах. Тяжёлое детство не помешало ему стать крупным экономистом, просветителем, агрономом и философом. В историю учёный от сохи вошёл как Ниномия Сонтоку, но в Японии его до сих пор называют детским именем Киндзиро.

Научное наследие Ниномия составляет 36 томов. Свои экономические теории он проверял на практике: например, активно основывал кредитные кооперативы, в которых любой мог взять беспроцентную ссуду на сто дней, а в случае банкротства ответственность распределялась между всеми членами кооператива.

Установили статую, скорее всего, в 1927 году, когда школа № 1 города Эсутору переехала в новое здание на вершине приморской сопки. В школьном парке дети разбили цветник, высадили деревья: тополя, сосны, лиственницы...

Дорога на приморскую сопку в наши дни. Фото автора
Японский бетонный школьный павильон имперской эпохи — хоандэн — на дачном участке в Углегорске. Фото автора

Сегодня о довоенном прошлом нашего города здесь напоминают столбы школьных ворот, бетонный павильон хоандэн на дачном участке и несколько старых сосен.

Там, где стоял памятник мальчику, — огород. Киндзиро бесследно исчез.

Алексей Колесников

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.