Бошняковцы жалуются на загрязнение реки Оннай угольным разрезом

2108

Очередной экологический скандал вокруг угольщиков, набирающий обороты в эти дни, — ситуация с рекой Оннай. Жители Бошняково пожаловались на загрязнение её местным разрезом. Районные власти проблему отрицают, однако замять скандал у них получается из рук вон плохо.

Видеозапись, сделанная возле речного устья, появилась в Сети в понедельник, 19 июля. На кадрах — бурая жижа, вытекающая по руслу в море. Снимающая ролик женщина рассказывает, что в верховьях Онная ведёт деятельность ООО «Бошняковский угольный разрез».

Скрыть правду
— Река была нерестовой всё время. Сейчас, естественно, в этой грязи рыбы нет. Видно масляные пятна, на берегу — кучи грязи и мазута. Конечно, никакая рыба сюда не зайдёт. Вот река впадает в море, видим, какого цвета волна. Это притом, что сегодня 18 июля и дождей нет минимум три недели. Такую деятельность ведёт угольный разрез, — говорит автор видео.

Первыми информацию о ЧП опубликовали журналисты ИА Сах.ком. Вскоре заметку обновили: в Бошняково отправили сотрудников регионального минэкологии, чтобы оценить происходящее.

Не отреагировать на новость не могла и администрация Углегорского района. Правда, реакция оказалась странной. Сначала в профиле соцсети Instagram (общаться напрямую с журналистами местные чиновники давно считают ниже своего достоинства) написали, что всё проверят. «Мэр Углегорского городского округа Сергей Дорощук отправил к водоёму специалистов, которые оценят обстановку и отберут пробы воды на анализ», — гласит сообщение. Слова о пробах воды выделены в тексте неслучайно, вернёмся к ним позже.

А уже на следующий день, во вторник, представители администрации округа написали в социальных сетях: «Проверяющие не нашли в реке Оннай следов нефтепродуктов. Более того, не обнаружили и повышенной мутности, как было показано на видео. Аварийных ситуаций на территории Бошняковского угольного разреза не происходило, — об этом сообщило руководство предприятия» (цитируем с сохранением авторской стилистики и пунктуации. — Прим. ред.).

Для пущего успокоения читателей авторы проиллюстрировали пост фотографией мирно текущей прозрачной речушки. Подписчики сразу взорвались комментариями негодования: «Фото не совпадает с тем, что на самом деле творится в устье», «А фото с заповедника разместили?», «Где видеодоказательства?»

Загрязняет разрез
Благодушные рассказы не убедили, к слову, и сотрудников минэкологии. Они в тот же день опровергли слова местных чиновников и сообщили: «Мутность воды превышена, что может говорить о технологических нарушениях. На протяжении участка от устья до угольного разреза река мутная, что косвенно может свидетельствовать о нарушениях технологического процесса при разработке Бошняковского каменноугольного месторождения. Определить уровень загрязнения водного объекта, а также состав загрязняющих веществ можно только по результатам лабораторных исследований, организацию которых осуществляют уполномоченные федеральные органы в рамках административного производства», — говорится в официальной информации от ведомства.

Речь о Росприроднадзоре, пояснил корреспонденту УН Валерий Небритов, директор департамента недропользования и регионального государственного экологического надзора министерства. Только он имеет полномочия для проверки объектов угледобычи, относящихся к 1-й категории по негативному воздействию на окружающую среду. Это значит, что разрез является одним из источников наивысшей потенциальной опасности для природы Углегорского района.

— По публикациям в СМИ мы выехали, чтобы оценить ситуацию, масштаб и источник угрозы. Совместно с представителями администрации прошли от устья до разреза. Вода мутная, это соответствует действительности. Когда подошли к разрезу, убедились в том, что отвалы подходят непосредственно к реке. При таком расположении вода, конечно же, всегда будет мутной. Там нет водоотводных канав, не соблюдена водоохранная зона, нет очистных сооружений — всего, что предусмотрено проектом. Всего этого недропользователь, на наш взгляд, не сделал, — сказал собеседник журналиста.

Разрушительная добыча
Сахалинский эколог Дмитрий Лисицын несколько месяцев назад комментировал для УН угрозы природе от открытой добычи угля.

— Это самый экологически вредный, наносящий ущерб природе и живущим вокруг людям способ. Шахтный способ гораздо менее разрушительный и загрязняющий, потому что там всё под землёй. Разрез связан с уничтожением очень больших по масштабам площадей леса. Сахалин — регион с самой плотной в России речной сетью. Все реки и многие крупные ручьи являются нерестовыми для ценных видов рыб, океанских лососей. Если какой-то ручей не является нерестовым, он чаще всего впадает в нерестовый водоём. Эта система как кровеносная: если что-то загрязняется в бассейне даже маленького водоёма, то это дальше загрязнит большую реку. Когда разрабатывается разрез, образуется большой объём вскрышной породы. Этот массив надо где-то размещать, и это всегда огромная проблема. Если в Донецкой области, например, много равнин, сухой климат и рек мало, то там есть, где это свалить кучей. У нас же почти нет мест для складирования без нанесения тяжелейшего ущерба водным объектам. Поэтому чаще всего это складывают в вершинах распадков. Не прямо в ручьи, а в их начало. Рано или поздно отвалы дают оползни, потому что не защищены дёрном, травой и корнями деревьев. Активные эрозионные процессы приводят к тому, что эта грязь или залпом, или постепенно смывается в реки и загрязняет их мутью. Угольщики часто на своих объектах не соблюдают санитарно-защитные зоны. Местные жители к нам обращались неоднократно насчёт Бошняково. Нам тяжело туда добираться, поэтому конкретно этот разрез мы не обследовали. Но я уверен, что ситуация по основным параметрам экологических проблем и там такая, — говорит специалист.

Миллиардные штрафы и неловкое враньё
Дальнейшая проверка — дело Росприроднадзора. Полученные данные переданы в правительство Сахалинской области, откуда их направят в надзорный орган. Дальнейшее административное расследование выявит виновника экологической беды и примет к нему меры.

Кстати, суммы выплат за наплевательство на экологию в нашей стране могут достигать астрономических размеров. Ещё памятна история с одним из предприятий холдинга «Норникель», которое за разлив топлива оштрафовали на рекордные 146 млрд. В арбитражном суде идёт рассмотрение исков к ООО «БУР» от Росприроднадзора и сахалинского Агентства лесного и охотничьего хозяйства. Первая структура просит взыскать с предприятия задолженность по оплате за негативное воздействие на окружающую среду в размере 145 млн. Материальные претензии второй основаны на ущербе, причинённом лесам, он превышает 151 млн рублей. Возможно, к этим неприятностям скоро прибавятся новые — на многие миллионы.

…Так какой же анализ собирались проводить районные «специалисты»? Зачем заведомо дезинформировали читателей? Пригасить общественное негодование, уже вышедшее из-под контроля в связи с катастрофой на Солнцевском разрезе? Дело в том, что скоро выборы в Госдуму, за результат которых в районах отвечают лично их руководители. Протестное голосование может стать причиной отставки мэра. Настроения электората на «вверенной территории» — одна из ключевых позиций для оценки эффективности работы глав местной администрации.

Хотя мэр, пусть и не выбранный людьми напрямую, является наёмным работником для населения, обязанность нравиться крупному бизнесу и региональным властям вряд ли входит в первый круг его обязанностей. А вот организация мероприятий по охране окружающей среды — в числе его полномочий по федеральному закону № 39 «Об охране окружающей среды». Им же определено, что доступ общественности к экологической информации не может быть ограничен. Может быть, проверяя инциденты с СУР и БУР, компетентные органы обратят внимание и на попытки углегорского муниципалитета умолчать критически важные для населения сведения?..

Дмитрий Зелинский
Видео читателя

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ