С 2002 года в Углегорске прекратилась деятельность целлюлозно-бумажного завода, а отголоски его «жизнедеятельности» до сих пор приносят массу неудобств и экологических проблем жителям Углегорска и Ольховки. Приняв решение о ликвидации предприятия, тогда почему-то никто не задумывался о последствиях. И теперь это «наследство» в виде полуразрушенных зданий, складов коры и серы досталось нам.

ЛОМАТЬ – НЕ СТРОИТЬ…

«Подумаешь, ломать – не строить», – скажет кто-то из читателей, однако нынешние расценки на «ломать» выше всякого воображения. К примеру, чтобы только снести все строения и разровнять территорию бумзавода, надо заплатить 500 млн. рублей! А дальше что? Земля там пропитана производственными ядами, её надо рекультивировать, т. е. восстанавливать, и это тоже стоит огромных денег. А сколько таких разрушенных предприятий на территории всей страны?

С крахом системы социализма в начале 90-х годов миллионы комбинатов пришли в упадок, обогатив бывших руководителей, сумевших оперативно «перестроиться» и основательно поднажиться на продаже отправленного на металлолом оборудования. А обанкротившиеся заводы оставили после себя целые города безработных людей и загрязнённые на десятки километров территории. Вот и живём в руинах, доставшихся нам от вандальной политики приватизации. Потому что теперь нужны деньги на то, чтобы ломать пришедшие в негодность после 20-летнего запустения фабрики, заводы, дома…

На территории бывшего бумзавода находятся горы серы и коры. Сера в объёме порядка 1122,5 кубических метров (более 2 тыс. тонн) размещена на открытой бетонной площадке. Коросвалка занимает площадь около 10 га, причём толщина видимого над поверхностью земли слоя коры – до 8 м. Летом эта кора постоянно горит. В прежние годы туда с бумзавода подавалась вода, которой древесина насыщалась, поэтому и не воспламенялась. Прошлой осенью администрацию Углегорского городского поселения в судебном порядке обязали решить вопрос с возгораниями коросвалки.

КОРА В САРКОФАГЕ

–  Сначала мы хотели провести водопровод и заливать кору водой, как это было, когда работал завод, – говорит глава администрации Углегорского городского поселения А. В. Яковлев, – но это довольно дорогостоящий вариант, и совместно с администрацией Углегорского муниципального района был найден другой способ решения проблемы. Мы заключили договор с подрядной организацией ООО «Востокдорстрой», которая занимается ремонтом дороги Углегорск – Шахтёрск, о предоставлении им участка земли с коросвалкой для складирования грунта. До этого грунт вывозили и складировали рядом с Ольховкой, что стало причиной возмущения местных жителей.

Таким образом, мы убиваем сразу двух зайцев: засыпаем кору, перекрыв к ней доступ кислорода и тем самым предотвратив возникновение пожаров, и удовлетворяем просьбу жителей Ольховки не развозить грязь в их селе. А вот с серой сложнее. Закопать её вместе с корой нельзя, поскольку это не органическое вещество, а химическое, и вредное воздействие на окружающую среду после закапывания серы не прекратится. Вопрос утилизации серы мы прорабатываем совместно с районной администрацией.

ЧТО БУДЕТ С СЕРОЙ?

По словам министра природных ресурсов и охраны окружающей среды Н. В. Салаевой, предложения по ликвидации коросвалки направлялись в Министерство природных ресурсов и экологии РФ, а также в Министерство промышленности и торговли РФ для включения решения этой проблемы в федеральные целевые программы, однако федеральными структурами предложения по коросвалке при формировании программ учтены не были. А что касается серы, Углегорский бумзавод, как территория, подверженная негативному воздействию объектов накопленного экологического ущерба целлюлозно-бумажной промышленности, Министерством природных ресурсов и экологии РФ включён в федеральную целевую программу с 2018 г.

– Сера являлась сырьём для производства бумаги, – говорит первый вице-мэр Углегорского муниципального района С. В. Дорощук, – из неё варили кислоту, которой расщепляли древесину.

На территории бумзавода когда-то был металлический ангар, который защищал сырьё от грязи и воды, но его разобрали на металлолом. Мы рассматривали вариант продажи этой серы, но поскольку на Сахалине и другие бумзаводы закрыты, покупателей не нашлось. Рассматривали как вариант и производство из неё удобрений, но ближайший завод по переработке серы находится на материке. К тому же, пролежав под открытым небом десятки лет, эта сера потеряла свои производственные качества, но не утратила химических свойств – под воздействием воды и огня она оказывает негативное влияние на природу.

Сера привлекает внимание детей, которые любят экспериментировать. Дело в том, что она очень интересно горит: начинает булькать и плавиться, как вулкан. Но при горении выделяется ядовитый газ, который после тумана может осесть кислотной влагой на растениях близлежащих дач. Мы подписали контракт с научно-исследовательским институтом, который дал заключение, что это сырьё относится к определённому классу опасности, и теперь разрабатывается технология его утилизации. Цена вопроса составляет приблизительно 50 млн. рублей! Скорее всего, сера будет вывезена в Томск, так как из-за большого объёма сжечь её в специальной печи во Владивостоке не представляется возможным.

С таким трудом исправляя ошибки прошлого, мы параллельно создаём своё «наследство» в виде несанкционированных мусорных свалок вокруг населённых пунктов, которые через 20 лет придётся разгребать нашим детям… Но это уже совсем другая история.

АННА БИЛЕГА

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.