Четырёхэтажный дом № 26 по улице Мира в Шахтёрске на фоне соседних многоэтажек выглядит элитно. Если не знать, что первые жильцы заселились сюда 30 лет назад, можно подумать, что это новостройка. Крепкий фундамент, фасад, облицованный сайдингом, монолитные входные двери в подъездах, над ними – новенькие пластиковые козырьки, новая кровля – всё говорит о том, что в недалёком прошлом дом претерпел основательный капитальный ремонт. Да и зайдя в подъезд кажется, что ещё не испарился отсюда запах свежей краски: чисто, уютно, светло. Наверняка многие квартиросъёмщики Шахтёрска мечтали бы о таком капитальном ремонте своих домов. Мечтали бы, если бы не жили в маленьком городке, где слухи распространяются молниеносно: а дом-то изрешечён арматурной стяжкой!..

Долгожданный ремонт кровли
Семья Светланы Лучковой получила благоустроенную квартиру в доме № 26 по улице Мира в 2001 году по программе переселения из ветхого и аварийного жилья. Радость от переезда прошла быстро – с приходом весны. Как оказалось, кровля протекает: словно решето, она пропускала воду от таявшего снега, а летом не защищала от дождей. Вода с крыши потоками лилась на головы жильцов, смывала со стен новый кафель и обои. Жить в постоянной сырости было невыносимо. Больше 10 лет жители верхнего этажа писали обращения во все инстанции (и в первую очередь – в свою управляющую компанию) с просьбой перестелить кровлю. Как вода точит камень, так настойчивость и упорство людей спустя 12 лет всё-таки помогли добиться желаемого: в 2013 году кровлю отремонтировали – покрыли толем.

После этого, казалось бы, живи и радуйся, доделывай в квартирах ремонты, приостановленные на десятилетие. Но тут нагрянуло ОНО – сейсмоукрепление… Дом № 26 по улице Мира первым в Шахтёрске попал под реализацию целевой программы «Повышение сейсмоустойчивости жилых домов, основных объектов и систем жизнеобеспечения в муниципальном образовании на 2009–2013 годы и на период до 2017 года», цель которой – укрепление конструкций имеющегося жилфонда.

Разработка данной программы началась после страшного землетрясения в Нефтегорске, во время которого в 1995 году погибло почти 2000 человек. Горький опыт тогда показал, что сейсмическая опасность территории Сахалина, определённая до этого в пределах 6–7 баллов, была занижена. Во время той трагедии пятиэтажные панельные дома, построенные по типовому проекту, складывались как карточные домики. Интенсивность сейсмоколебаний в разных частях острова может достигать 9 баллов. Поэтому в последние годы на Сахалине и Курилах стали строить высотные дома, устойчивые к колебаниям подобной интенсивности. А вот конструкции уже возведённого жилфонда должны быть укреплены. И после визуального и фундаментального обследования всех многоэтажек Шахтёрска оказалось, что дом под номером 26 по улице Мира (к великому сожалению жильцов) оказался самым несейсмостойким. С него и начали.

К 2013 году проектно-строительная компания «Славутич» (Южно-Сахалинск) подготовила типовой проект по сейсмоукреплению и капитальному ремонту дома в Шахтёрске, а 16 октября этого же года договор на реализацию проекта между администрацией ШГП и подрядчиком – ООО «ЛОГОС» – был заключен сроком до 23 декабря 2014-го. На реализацию программы было выделено порядка 26 млн рублей из трёх источников: федерального и областного бюджетов, 1 % – из средств городского поселения.

Не укрепляли, а разрушали
Прошло чуть больше года с того времени, когда рабочие ООО «ЛОГОС» покинули объект в Шахтёрске, но такое ощущение, что жильцы дома до сих пор не могут оправиться от разрушительного нашествия так называемых сейсмоукрепителей. Люди так и говорят: дом изуродовали.

– Нет ни одной квартиры, где бы остались неповреждённые сваркой окна, – говорит Светлана Лучкова, – от пятен невозможно избавиться. При выполнении наружной стяжки дома рабочие без предупреждения сломали деревянную обшивку на моём балконе, беспардонно снесли застеклённые рамы. Ладно, я ещё работаю, поэтому смогла себе позволить утеплить балкон новыми стеклопакетами, а у бабушки-соседки деревянные рамы так и стоят перекошенные без стёкол.

Как оказалось, пока хозяева квартир находились на работе, подрядчики безжалостно демонтировали их балконы. Во всех комнатах Светланы Лучковой толстые металлические тяжи растянуты по периметру поверх пола: ни мебель придвинуть, ни плинтуса прикрепить. Такой же неприкрытый тяж лежит на поверхности за входной дверью, из-за чего дорогостоящая металлическая дверь открывается и закрывается с большим трудом, её нижняя часть заметно покорёжена.

Другие жильцы не захотели терпеть подобное безобразие и арматуры у своих порогов спилили. Пенсионерка Людмила Николаевна из квартиры № 24 тоже жалуется на изуродованные сваркой окна. А её супруг Евгений Александрович второй год занимается перешивкой балкона:

– Наш пластиковый балкон рабочие не осмелились демонтировать, всё-таки вещь дорогая, но зато, закрывая металлические стяжки внутри лоджии, сузили балкон до 60 см в ширину – не повернуться было. Пришлось срывать всю пластиковую обшивку и делать ремонт заново. Целый год мы жили как на пороховой бочке. Наш дом вдоль и поперёк пронизан арматурой, просверлен сквозными дырами, которые работнички не заделали после себя как положено: где тряпками заткнули, где монтажной пеной залили. С улицы-то всё выглядит красиво, а что творится внутри квартир – одна сплошная разруха, а не сейсмоукрепление…

Не пустили строителей на порог
А вот житель квартиры № 31 Александр Саблин строителей на порог не пустил, поэтому разруха его жильё обошла стороной:

углегорские новости– Ко мне и прокурор приезжал, и глава поселения уговаривал, но я не сдался, поэтому сейчас не бегаю по инстанциям с жалобами, чтобы мне возместили материальный ущерб за порчу имущества. Я разрешил проложить металлические тяжи только снаружи – через порог. И то с условием: утопить в полу и как следует зацементировать, чтобы мы не спотыкались, как другие соседи.

Продолжает спать спокойно и не бегает по инстанциям с жалобами и житель квартиры № 23 Николай Ермолаев – он тоже отказался стать участником программы по сейсмоукреплению:

– У меня такое ощущение, – сказал Николай Иванович, – что после того, что сотворили с нашим домом, в случае землетрясения выстоят всего несколько квартир, в которые строителей не пустили…

Отказаться от сейсмоукрепления пытались и другие жильцы дома, но их убеждали, что в таком случае часть средств, уже потраченных на проведение работ, им придётся вернуть из своего кармана. Люди угрозам верили, сдавались и открывали двери своих квартир, а теперь имеют то, что имеют.

– Вот посмотрите, в проёме между коридором и кухней в нескольких сантиметрах от пола лежит двойной ряд арматур, – говорит Александр со второго этажа. – Ночью постоянно о них спотыкаемся. А ведь мы пытались заставить рабочих утопить тяжи в полу. Однако на все подобные просьбы слышали один ответ: «Мы по-русски не понимать». Вот и живём, окутанные железной паутиной.

А вот в квартире № 25, в которой проживают пенсионеры Наталья и Владимир Зачиняевы, русский язык почему-то все рабочие понимали хорошо (может, потому, что хозяин квартиры – личность в Шахтёрске довольно известная: бывший директор обогатительной фабрики), поэтому для прокладки арматуры между комнатами продолбили углубления и после укладки пол выровняли. Но протянутые по периметру комнат тяжи так и оставили, не прикрыв плинтусами, обещали это выполнить позже. В итоге после года работы на данном объекте сейсмоукрепители оставили повреждённую кровлю, снесённые балконы, обожжённые сваркой стеклопакеты и не проходящее ощущение разрухи.

Ещё задолго до окончания работ по сейсмоукреплению и капитальному ремонту жители дома один за другим несли заявления в администрацию ШГП, в которых жаловались на подрядчиков и просили взыскать с них ущерб. И каждый из них до сих пор задаётся вопросом: почему при таком качестве выполненных работ был подписан акт о принятии дома?

Первый блин комом?
– Конечно, дом № 26 по улице Мира стал первым – экспериментальным, – сказал глава администрации ШГП Алексей Крупевский. – Да и сам проект вызывал много спорных вопросов: проектировщики выполнили его, предварительно не обследовав объект, не учли наличие пристройки – отделения Сбербанка. Поэтому многие вопросы приходилось корректировать на месте. К примеру, вместо монолитных навесов из железобетона перед входом в подъезды, которые были указаны в проекте, мы установили более безопасные – из лёгкого пластика, настояли на том, чтобы массивные тяжи вдоль стен в подъездах были закрыты панелями.

углегорские новостиПо словам Алексея Крупевского, договор с подрядчиками – компанией ООО «ЛОГОС» – был подписан ещё до того, как он вступил в должность главы поселения. Алексей Юрьевич откровенно говорит, что за те деньги, что были потрачены на реализацию программы по сейсмоукреплению данного дома и его условному капитальному ремонту, выгоднее было построить новый жилой дом с 9-балльной «сейсмикой».

– Я хорошо понимаю возмущение жителей этого дома, подрядчики отнеслись к ним просто не по-человечески.

Но при этом Алексей Юрьевич в акте приёмки выполненных работ в декабре 2014 года вместе с представителями компании-проектировщика и других надзорных органов свою подпись всё же поставил…

Что решит суд?
После встречи с людьми, попавшими под тяжёлый каток программы сейсмоукрепления, и. о. руководителя Госжилинспекции Сахалинской области Оксана Ковтонюк дала специалистам ШГП рекомендацию в кратчайшие сроки собрать документы, необходимые для подачи искового заявления в областной Арбитражный суд.

– На протяжении года директор ООО «ЛОГОС» Мнацакан Оганесович Григорян кормил нас обещаниями возместить убытки людям. Но дело дальше обещаний так и не продвинулось, – говорит А. Ю. Крупевский. – Главный специалист организационно-правового отдела администрации ШГП Эдуард Якайтес уже отправил на подрядчиков иск в Южно-Сахалинск по устранению недостатков в муниципальном заказе «Повышение сейсмоустойчивости жилого дома, расположенного по адресу: ул. Мира, 26 в г. Шахтёрске». В своём иске мы просим обязать подрядчиков закрыть арматурные тяжи декоративными плинтусами в трёх квартирах, собственники которых первыми обратились к нам с жалобами. Если у других квартиросъёмщиков тоже есть претензии к подрядчикам, мы поможем им составить заявления в Углегорский городской суд о возмещении ущерба. Просим жителей дома № 26 по улице Мира обращаться за консультацией в администрацию ШГП: кабинет № 1, тел. 8 (42432) 31-673.

Снежанна Соколова
Фото автора

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.