Меньше всего к этой встрече подходило холодное иноязычное слово «презентация». Скорее тёплые дружеские посиделки, какие всегда бывают, когда встречаются давно знакомые между собой люди, объединённые общим прошлым.

В библиотеке Углегорского городского поселения автор книги «Шахтёрский характер» Василий Ломага представил углегорцам своё произведение. Во многом автобиографичная книга эта интересна каждому жителю района. Вся жизнь автора была связана с угольной отраслью. А что такое уголь для Углегорского района, объяснять не надо.

углегорские новости

Большинство присутствовавших в читальном зале так или иначе упомянуты в книге. Живые герои живого автора, все под своими именами. Писать в таком формате, когда требуется совместить предельную правдивость с деликатностью, совсем непросто. Интересно подсчитать, сколько их упомянуто в тексте? Сто, двести? И это ещё не все.

– Так что придётся продолжение писать, – не то в шутку, не то всерьёз говорит автор.
Хочу в шахтёры

Своё повествование Василий Васильевич начал с того, как семья вслед за отцом приехала на Сахалин из Закарпатья, где после войны жилось очень трудно. И как пароход с непонятным названием «Палана» (через много лет это имя снова промелькнёт в его жизни) несколько дней не мог причалить в порту Углегорска из-за сильного шторма. Как поразила его величественная сахалинская природа. Как по очереди спали в бараке, а потом вповалку на полу в красном уголке. Как естественно прошла его профориентация: отец брал сына на торжественные собрания на шахте, и парня распирала гордость за шахтёров и их труд.

– С завистью смотрел я на этих ребят: сильные, уверенные, настоящие, – вспоминает автор. – Отдел кадров вербовал тогда солдат-срочников из воинских частей.

Заметьте, не крутому автомобилю или навороченному гаджету завидовал подросток. Такая вот ни чёрная, ни белая, а мотивирующая зависть. В шахту к тем правильным ребятам он стремился так, что даже решил подделать свидетельство о рождении, приписав себе один год: на опасное производство раньше 18 лет не брали. Да только перестарался и дырку протёр в документе. Сейчас об этом вспоминает с улыбкой, а тогда матери долго боялся признаться.

Музейный экспонат
Его книга каждому будет интересна по-своему. Одни вспомнят эпизоды пережитого, окунутся в незабываемую атмосферу детства и юности. Молодым любопытно будет узнать, как без протекций и рекомендаций достичь желаемых высот. Как в 25 стать начальником участка, в 33 – заместителем главного инженера, а в 40 – директором разреза. Автор даёт единственный рецепт успеха: вкалывать не за страх, а на совесть.

– У нас в районе давно витает идея создания музея шахтёрской славы, – берёт слово Тамара Коннова. – Книга наверняка подстегнёт воплощение её в жизнь.

углегорские новости

Первый экспонат для музея уже есть. Василий Васильевич описывает, как угольщики района переживали 90-е годы, когда шла так называемая реструктуризация угольной отрасли, планомерно закрывались шахты и разрезы. Денег не было, процветал бартер, копились долги по заработной плате.

– Потребители за уголь чем только не расплачивались, – вспоминает Ломага. – Одна из швейных фабрик – к примеру, бельём. Ещё в придачу машинку швейную отдали. Я взял человека с Никольского, и он у меня на этой машинке спецодежду латал.
Та машинка до сих пор жива. Чем не музейный экспонат?

Как рождаются семейные предания
В книге множество житейских историй, забавных и поучительных, порой даже фантастических. Вот одна из них.

Однажды кто-то из коллег на вокзале в Южном познакомился с одним мужичком. Как оказалось, это гость из Корякского автономного округа приехал за углём и интересовался, где его можно купить?

– Мой знакомый привёз его прямо к нам, – рассказывает Ломага ту удивительную историю. – Уголь тогда никто не брал, а тут – живые деньги! Редкая удача.

Заключили договор, заказчик рассчитался и уехал, а шахта начала отгрузку угля. Вот такой козырный туз был в кармане директора, когда другие руководители составляли графики закрытия предприятий.

И знаете, откуда приезжал тот «волшебник»? Из Паланы, столицы Корякского АО. Так же – вот совпадение – назывался пароход, который доставил Василия, когда он был ещё мальчишкой, к берегам Сахалина.

углегорские новости

А эта история – из личного. В 1968 году парень поехал жениться. Помните, у Высоцкого: «Мои друзья – хоть не в болонии…»? Болоньевый плащ – предел мечтаний модников тех лет. Супермодную вещь по великому блату где-то достала мама, заплатив за обнову целых 60 рублей. Дополнив образ суперсовременным кепи, молодой человек отправился к невесте в Воркуту, а был, надо сказать, уже октябрь.

С будущей женой они сидели за одной партой в пятом классе в Закарпатье. Мальчишка ухаживал за девочкой, как умел. Однажды в знак особого расположения окатил водой из велосипедного насоса. Мама почему-то ругалась.

И если отец парня уехал ковать материальный достаток семьи на Сахалин, то отец девушки с той же целью увёз семью в Воркуту. Казалось, судьба развела их навсегда. Но вот уже будучи молодыми людьми они встретились там же, в Закарпатье, одновременно прибыв на родину в отпуск. И счастливо живут до сих пор. А история про болоньевый плащ, которым парень, несмотря на заполярный мороз, решил сразить наповал будущую тёщу, стала теперь семейным преданием.

К людям – по-человечески
Название книги «Шахтёрский характер» – не фигура речи. Шахтёрский труд особенный, потому что постоянная опасность сплачивает людей, будь то шахта, дрейфующая льдина или окоп. Старые шахтёры говорят, что в это сообщество ты либо вписываешься сразу либо не вписываешься никогда.

– Среди шахтёров очень важна репутация, – говорит Ломага. – Потерять её можно только раз и уже навсегда, а шахтёры – народ на язык острый.

Люди в то время ценились, за каждого человека боролись и просто так на улицу не выгоняли. Вот один из ярких тому примеров. Был на шахте один шахтёр, работал хорошо, с душой, а из наградных списков к праздничным датам его фамилию всякий раз вычёркивали, потому что случилось в его биографии две судимости. Но однажды начальник участка настоял на своём, и когда рабочему вручали награду, он до того растрогался, что расплакался прямо на сцене.

Василий Васильевич начинал развитие градообразующего теперь для района предприятия – Солнцевского разреза. В декабре 1988 его выбрали (в перестроечное время руководителей мог выбирать коллектив) директором.

В начале 90-х стал депутатом Шахтёрского городского Cовета, позднее – депутатом областной Думы, избирался председателем Собрания района. В Углегорском районе проработал полвека. Ломага – полный кавалер почётного знака «Шахтёрская слава», заслуженный шахтёр страны.

Но важнее наград добрые слова бывших коллег по шахте, разрезу, депутатской работе. Они – о мудрости руководителя, государственном подходе к делу, прямоте и честности. Одним словом, о том, что принято вкладывать в понятие «шахтёрский характер».

Елена Баева
Фото автора

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ