События, о которых речь пойдёт ниже, — не вымысел. Это реальная история реального человека, изложенная от первого лица. Проблему транспортного сообщения между Углегорским районом и областным центром мы поднимаем неоднократно. И сегодня — ещё один маленький, но крайне показательный штрих. Почему показательный? Да потому что большое всегда складывается из мелочей. В нашем случае — лишь неприятных…

В аэропорту Шахтёрска, откуда, как оказалось, добраться средствами малой авиации до Южно-Сахалинска можно лишь по счастливой случайности, оживление не царило. Билет на автобус по такому же маршруту почти в 2,5 раза дешевле — сперва подумалось, что пустота в здании аэровокзала объясняется именно этим. А у меня — времени в обрез, да и больной позвоночник, в прямом смысле слова расшатанный и на пару дней выведенный из строя автобусным маршрутом Южно-Сахалинск — Шахтёрск, в приступе отчаяния был неумолим: «Обратной дороги по этим чудовищным ухабам я уже не вынесу…»

* * *
— Добрый день. Два билета до Южно-Сахалинска на вторник, 7 июня, пожалуйста.
Женщина в аэропорту в окошечке с надписью «Касса» заметно напряглась — видимо, ужасно она приверженцев авиасообщения не любит, они у неё в печёнках сидят.
— Я бы вам не рекомендовала.
— Это почему?
— Ну… — театрально тянет она паузу, — скорее всего, рейс отменят.
— Даже если на него куплены билеты? — теперь уже напряглась я.
— Даже если… — кассир понуро насупилась и перешла в наступление: — Ну зачем я стану вам билеты выписывать, если всё равно не полетите. Поезжайте лучше автобусом.
— И всё-таки — два билета, пожалуйста, — добавляю в голос настойчивости, подкрепляя её протянутыми в окошечко купюрами.

Чувствуя мою железобетонную непреклонность, кассир нехотя, но билеты всё же выписывает. Их стоимость при этом прямо на глазах увеличивается на 400 рублей — за оказанную услугу по 200 рублей с носа.

* * *
Накануне дня «Ч», то есть в понедельник, звонок на мобильный: бесцветный голос на том конце провода сообщает, что рейс отменён; мол, можете приехать и забрать деньги. Делать нечего — отправляюсь в аэропорт за своими кровными. Как оказалось, получить их обратно — та ещё история, полная драматизма и неожиданных кинематографических поворотов.

— Денег нет, — вместо приветствия огорошивает кассир в аэропорту.
— То есть? — осторожно (чего скандалить раньше времени) требую объяснений я.
— Такой суммы (внимательный читатель помнит, речь идёт о стоимости двух билетов, а это 5120 рублей) в кассе сейчас нет, — разжёвывает мне ранее озвученную мысль кассир. — Главный бухгалтер в отъезде. Придётся обождать. Минут сорок… И вообще, женщина, не скандальте! Вам же русским языком сказано: ждите.
— Директор на месте? — беру на абордаж кассира, ведь проторчать в аэропорту целый час в мои планы ну никак не входит, причём проторчать здесь мне пришлось бы по вине самого аэропорта — видимо, его руководство нисколько не заботит, что люди на этот рейс рассчитывают.
— Нет, — давит равнодушием кассир. — Он в Южно-Сахалинске.
— Заместитель?..
— В соседнем здании, на третьем этаже.

Понимаю: здесь ловить нечего, расчёт на то, что отправиться на поиски зама я попросту поленюсь. Но не тут-то было: короткими перебежками (предчувствуя недоброе, позвоночник начинает болеть заранее) направляюсь туда, куда послали. В кабинете заместителя диалог оборвался, не успев начаться:
— Обратитесь в бухгалтерию, кабинет напротив…

Чувствую себя футбольным мячом, с которым игроки не знают, что делать, пинками перебрасывая друг другу.

В бухгалтерии разводят руками: такой суммы у нас нет, придётся дожидаться главбуха.

— Верните. Мне. Мои деньги, — теряя терпение, чеканю каждое слово.

Обиженные моим непониманием ситуации, сотрудники начинают вяло суетиться, названивая персоналу аэропорта — может, у кого-нибудь и найдётся необходимая сумма…

Минут через 10 тотального обзвона сумма практически собрана — за исключением мелочи, за которой мне предлагают… обратиться в кассу.

2016_06_09В общем, выдохлась, как будто челночный бег сдавала. А 400 рублей, кстати, мне так и не вернули — до сих пор не понимаю, почему мне пришлось подарить их аэропорту. Видимо, здесь свои понятия о сервисе?.. И это притом, что добраться до аэропорта — надо ещё помучиться. Либо тратиться на такси, либо просить о помощи знакомых, у которых есть личный автомобиль.


Сравнительно недавнее повышение стоимости авиабилетов с 1560 до 3560 рублей вызвало широкий общественный резонанс. От такого ценового скачка пострадали все: и пассажиры, которые автобусному «заезду на выживание» предпочитают относительное удобство и быстроту авиаперелёта, и сам аэропорт — из-за снижения пассажиропотока одно время его даже собирались закрыть. А это — не только рабочие места, ведь Шахтёрск — запасной аэродром для самолётов, которые летят на Курилы. И вот аэропорты в области теперь являются региональной собственностью (об этом ещё с гордостью заявил депутат Карлов во время мартовского визита в Шахтёрск), что позволило упростить вопросы с финансированием и дотацией. Стоимость билета, кстати, действительно снизилась — с 3560 до 2560 рублей. Только эффект от всей этой возни, судя по всему, получился обратным: люди хотят лететь, а взамен получают «рейс отменён, заберите ваши деньги, только в кассе у нас их нет». И при этом аэропорт содержит полный штат персонала, который вне зависимости от количества совершённых рейсов получает зарплату в полном объёме. Замкнутый порочный круг. Так и живём…

Алина Голоскок
Иллюстрация caricatura.ru

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.