Солнцевский угольный разрез празднует 30-летие

886

Восточная горнорудная компания — крупнейшее предприятие угольной отрасли Сахалинской области. ВГК разрабатывает несколько угольных месторождений, крупнейшее из которых — Солнцевское. Здесь добывается львиная доля всего твёрдого топлива островной области. Через шахтёрский порт уголь с этого разреза отправляется в страны Азиатско-Тихоокеанского региона. Об истории Солнцевского, его настоящем и ближайших планах рассказал директор разреза Игорь Ковач.

— Игорь Александрович, вы не первый год возглавляете предприятие. Как изменилась работа разреза за его 30-летнюю историю?

— История у Солнцевского месторождения не очень длинная. Фактически с момента начала крупномасштабных разработок открытым способом и до сегодняшнего дня она уложилась в одно поколение — 30 лет. Хотя поиски угля здесь начали ещё русские первопроходцы в середине позапрошлого века. К первым разработкам приступили уже японцы. Правда, они использовали для добычи шахтовый метод.

Более точные объёмы залежей угля и его качественные характеристики сумели определить лишь советские геологи. Именно они доказали, что месторождение содержит 18 пластов угля мощностью почти до 16 м. При этом эти угли мало- и среднезольные. И, что немаловажно, залегают они в условиях, благоприятных для открытой разработки. А это сокращает производственные затраты.

Первоначально объёмы добываемого угля были небольшими. За период с 1987-го по 2003-й было добыто только 4,4 млн тонн. Сказывалось много факторов, главный из которых — отсутствие капитальных вложений. В то время Солнцевское месторождение хоть и вызывало интерес у министерства угольной промышленности страны, однако финансирования не получало. Основные финансовые вливания в тот период уже делались в Якутский и Красноярский угольные комплексы. Так что налаживать работу нашего разреза приходилось своими силами.

В начале 80-х началась эксплуатация южного участка. При шахте «Углегорская» был организован участок, куда по крупицам собирали всю имеющуюся на тот момент технику. Большие проблемы были с квалифицированными кадрами. Впрочем, сегодня эта ситуация изменилась ненамного. Специалистов приходится искать по всей стране. Тогда же вышли из положения иначе. Коллектив формировали за счёт кадров, оставшихся без работы в других отраслях. В первую очередь — в сельском хозяйстве и строительстве.

Впрочем, вскоре нечто похожее случилось и в угольной отрасли. Люди месяцами не получали зарплату. На Солнцевском задержки достигали 5 месяцев.

Ситуация начала кардинально меняться с 2011 года. На разрезе поэтапно приступили к модернизации производственного оборудования, стала появляться новая техника. Впервые встали под загрузку БелАЗы грузоподъёмностью 130 тонн. На следующий год приобрели экскаваторы Liebherr с объёмом ковша 15 м3. После появились новейшие экскаваторы, самосвалы, бульдозеры и погрузчики Komatsu.

В 2016 году руководство ВГК приняло решение инвестировать средства в передовое, высокопроизводительное горнотранспортное оборудование, не имеющее аналогов на Сахалине. Так на Солнцевском разрезе появились гиганты — БелАЗ грузоподъёмностью 220 тонн, а также экскаваторы Komatsu  и Hitachi с объёмом ковша 23 м3. Объём добычи угля в 2016-м уже достиг 4 млн тонн. Примерно столько же предприятие добывало в прошлом столетии за 10–15 лет. А тут за год.

— Расскажите, как развивался разрез с момента прихода Восточной горнорудной компании.

— Как могло развиваться предприятие, когда компанию, которая владеет нашим разрезом, возглавили амбициозные профессионалы, сделавшие упор на эффективность производства. Конечно, положительно. Показатели растут год от года. При этом, как я уже упомянул выше, приобретается самая современная техника. Несмотря на тяжёлые условия, специалисты работают в комфорте. Соблюдаются все требования, предъявляемые к условиям труда на нашем производстве. И это положительно сказывается на производственных показателях. Скажем, если в год прихода ВГК мы продавали 1,2 млн тонн угля ежегодно, то в 2016-м этот показатель увеличился втрое. И это далеко не предел.

— Объёмы добычи выросли значительно. Причём произошло это за короткий промежуток времени. За счёт чего, на ваш взгляд, стал возможен такой скачок?

— Рост производства возможен благодаря многим факторам. Начнём с человеческого. К примеру, в 2005 году на разрезе трудились лишь 242 работника. Сейчас на Солнцевском — без малого 800 человек. Более чем в три раза увеличился штат специалистов. Причём мы уделяем внимание не только количественному показателю в данном вопросе, но и в большей степени — качественному.

Я уже говорил, что мы ищем кадры буквально по всей России. Связано это в первую очередь с тем, что на наш разрез поступает самая современная техника, которую порой не отыскать не только в области, но и на предприятиях Дальнего Востока. Чтобы управлять ею, необходимы определённые знания. В 2017-м на разрез должны поступить дополнительно два 220-тонных БелАЗа и ещё один экскаватор с ковшом на 23 куба. Таким образом, компания планомерно создаёт условия для ещё большего увеличения объёмов добычи угля. Но в то же время мы стараемся привлекать к работе на разрезе местное население: обучать местных работников, повышать уровень их квалификации.

У нас работают люди из Шахтёрска и Углегорска. Есть договорённость с горным техникумом в Шахтёрске о подготовке специалистов, но как раз с образованием сейчас — очень серьёзная проблема.

Слишком многое утрачено за 20 лет, но мы надеемся, что при поддержке власти этот вопрос будет решён. Сейчас студенты оканчивают высшее учебное заведение или приходят на практику — у них ничего нет: ни «корочки», ни навыков. Мы их можем принять только на самые низкооплачиваемые должности, которые их не привлекают, потому что заработать нормальные деньги там очень сложно. Учебные программы, к огромному сожалению, не успевают за развитием отрасли, а чтобы изменить программу, нашей системе образования нужно как минимум три года.

— Какие перспективы у Солнцевского разреза?

— Самые радужные. Не так давно (если быть точным — 1 июля) на территорию Углегорского района был распространён режим свободного порта Владивосток. Это позволит начать строительство нового порта в Шахтёрске, способного загружать корабли по совершенно иной схеме. Сейчас уголь доставляется в порт на самосвалах, там складируется и после отгружается на суда.

Однако, учитывая, что потребности Сахалина в твёрдом топливе сейчас полностью закрыты, компания получит возможность отправлять на экспорт ещё больше угля. Напомню, покупателям из Японии, Китая, Южной Кореи, Филиппин, Тайваня и Индии сырьё отгружают как раз через шахтёрский порт.

Поэтому и было принято решение построить конвейер от разреза до порта и загружать морские суда непосредственно с него. Это такой аналог газопровода, который действует на Сахалине, соединяя месторождения на севере острова с погрузочным терминалом на юге. Правда, углепровод будет короче. Его протяжённость составит всего 28 км. Однако ничего подобного в России пока нет. Были попытки построить нечто подобное на Кузбассе — на Бачатском и Талдинском разрезах, там технологии не прижились из-за климатических условий Сибири. На Сахалине всё-таки климат мягче.

С вводом в эксплуатацию Сахалинской ГРЭС-2 Солнцевский разрез будет получать для работы электроэнергию, выработанную из своего же угля.

— Насколько сегодня популярна профессия горняка?

— К сожалению, за последние десятилетия профессия утратила свой престиж. Упадок пришёлся на длительный постсоветский период. Тогда из отрасли ушли многие специалисты. Связано это было в первую очередь с задержками по зарплате, ухудшающимися условиями производства и т. д.

Но сейчас былая слава шахтёров постепенно возрождается. В том числе и благодаря таким крупным предприятиям, как наше. Молодёжь всё чаще обращает свой взор именно на горняцкую профессию. Да, тут работать непросто, но здесь есть стабильность, хороший заработок и самое главное — многолетние перспективы.

Если заглянем в историю горного дела, узнаем, что раньше это была военная организация — с мундиром, рангами и знаками отличия. Но то, что забылось в 90-е, постепенно возрождается. Уже и на День шахтёра, и на демонстрации многие надевают кители. Со временем, думаю, к профессии вернётся былая слава.

— Раньше и передовики свои были, их чествовали, фамилии некоторых гремели на всю страну…

— Уверен, история развивается по спирали. Когда-то вернётся и повышенное внимание к шахтёрам. Пока же мы прикладываем усилия, чтобы увеличить эффективность труда на нашем производстве. И у нас есть свои передовики. Например, по максимальной выработке горной массы в этом году отличилась бригада А. Астахова, С. Кобзарева и братьев Зиминых. Они сумели отгрузить 672 тыс. кубометров. У водителей БелАЗов по грузообороту лидирует бригада Е. Ардышева, Д. Кретинина и Д. Солдатенко, которой удалось перевезти более 1 млн тонн.

С увеличением производства станет больше и мест на нашем разрезе. К 2023 году с нынешних 800 человек количество работников должно возрасти до 1148.

— Про экологию. Новая станция водоочистки на разрезе заработала в июле 2017-го. Для чего нужен этот производственный цикл?

— Как бы пафосно это ни звучало, но в своём развитии Солнцевский угольный разрез стремится идти в ногу со временем и вкладывать средства не только в производственные мощности, но и инвестировать в охрану окружающей среды. Два года назад было принято решение о проектировании и строительстве водоочистной станции на территории угольного разреза. Его инициатором стал председатель Совета директоров ВГК Олег Мисевра.

Принцип очистки воды на станции многоступенчатый. Если рассказать вкратце, то вода с разреза собирается в накопителе, потом с помощью насосов поступает на станцию, расположенную выше на 40 м. Там она фильтруется несколькими способами, и уже после всех стадий очистки поступает в реку Тарасовку, протекающую неподалёку и впадающую в Углегорку. Вода соответствует рыбохозяйственным нормативам качества, поэтому она не наносит никакого вреда местной флоре и фауне.

Стоимость такого уникального оборудования составляет 77 млн рублей. Станция очищает 100 кубометров воды в час. Но самое главное — она полностью обеспечивает нужды разреза и сводит к нулю пагубное воздействие промышленного производства на водотоки, питающие реку Углегорку.

Станция автоматизирована. Каждые 40 минут она самостоятельно, без постороннего вмешательства, производит самоочистку. Вся грязь из её фильтров поступает обратно в накопитель грязной воды. Бесперебойную работу обеспечивает отдельная подстанция. Поэтому оборудованию не страшны возможные отключения электроэнергии: вода из системы очистки просто сольётся обратно в накопитель. А при возобновлении электроснабжения станция заработает вновь.

При этом очень важно, что очистное сооружение мобильно. Со временем, когда работы переместятся на другой участок разреза, водостанцию можно будет безболезненно транспортировать в новое место — и она продолжит свою работу уже там.

— Разрезу в этом году исполняется 30 лет. Можно ли подвести какие-то промежуточные итоги?

— Главный итог, пожалуй, заключается в том, что сегодня Солнцевский разрез — стабильно работающее предприятие. Нам удалось пережить многое, в том числе годы потрясений. Искренне хочется верить, что всё это осталось навсегда в прошлом.

30 лет — серьёзный возраст и для человека, и для компании. Наше производство постепенно расширялось, увеличивались объёмы добычи. Стоит отметить, что за это время они выросли в 8 раз — со 170 тыс. тонн в 80-х годах до почти 4 млн тонн, которые мы добыли в 2016-м.

На следующий год запланировано введение второй очереди, которая в перспективе даст нам максимальное увеличение объёмов добычи. К 2021 году мы планируем выйти на 10 млн тонн добычи угля в год.

Ну а накануне Дня шахтёра — праздника в честь одной из самых сложных и тяжёлых профессий — я хочу пожелать своим коллегам, прежде всего, здоровья, стабильности и роста производственных показателей. Ведь от всего этого зависят наше с вами будущее и будущее наших семей. С праздником!

Беседовала Маша Миронова
Фото из архива редакции

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.