21 июля в первый день рабочего визита в Углегорский район губернатор Сахалинской области побывал на объектах благоустройства в Шахтёрске (напомним, до этого Олег Кожемяко осмотрел бараки в Ольховке, а также бетонную дорогу в нижней части Шахтёрска).

Нужно сказать, что желающих пообщаться с губернатором собралось немало. Оно и понятно: у людей накипело, а ходить со своими насущными проблемами на поклон к местной власти они попросту устали. Да и бесполезно всё это: шахтёрских чиновников, похоже, совершенно не интересует, чем живут простые люди. Ниже — несколько показательных примеров, как нельзя лучше подтверждающих эту мысль.

Осмотр объектов благоустройства, например, начался с капитально отремонтированных дворовых территорий по улице Мира (дома № 26, 28, 16А-Б). Внешне картинка даже очень пристойная — если, конечно, смотреть издалека. А вот вблизи оказалось, что бетон под ногами шахтёрцев раскрошился — по словам местных жителей, вскоре после капремонта, который прошёл в этих дворах летом прошлого года.

— Контроля за качеством мало! — высказался местный общественник Василий Самченко. — Я вхожу в состав комиссии, которая принимает объекты, приглашают только за час до встречи с подрядчиком, поэтому лично я не подписал ни одного акта сдачи-приёмки работ.

— Подрядчик южносахалинский. В прошлом году приезжал, частично восстанавливал, в этом году его пригласили, составили акт-претензию… — только и смог пояснить глава Шахтёрска Алексей Крупевский.

— Олег Николаевич, — обратилась одна из местных жительниц, — помогите, обратите внимание на дома № 17–19 по улице Мира. Буквально утопаем в автомобильной пыли — дышать нечем. Обращались в администрацию поселения, чтобы установили дорожные знаки, — всё без толку.

Следующий объект — хоккейный корт в центре города. Здесь о камни шахтёрцы спотыкаются не первый год.

— Подрядчику уже составили акт-претензию… — отреагировал Алексей Крупевский.

— А почему в суд не подали? — спросил губернатор.

Однако ответа на такой простой вопрос он так и не получил.

Возмущённые шахтёрцы добавили: зимой сюда приходят покататься на коньках до 500 человек в сутки, а общественного туалета нет второй год: крутись как хочешь. Впрочем, скамеек тоже нет. Глава поселения уточнил:

— Искали технологии, как можно эксплуатировать биотуалет зимой…

Определяющее, по всей видимости, слово здесь — «искали».

— Олег Николаевич, — обратились к губернатору очередные прохожие, — подвалы затоплены. — Управляющие компании совсем не работают. Их интересует только собственный бизнес.

Руководитель области тут же потребовал у директора УК Антона Маслакова предоставить журналы работ. Кроме того, захотел лично осмотреть один из подвалов многоэтажки. Впрочем, этому не суждено было случиться: дверь в святая святых дома была на замке, ключ губернатору так никто и не предоставил.

— Да можно не заходить, в открытый подвальный люк всё и так видно, — донёсся голос из толпы.

— Водой затоплено? — уточнил губернатор.

— Если бы водой! Фекалии там плавают — по колено…

Однако если подвал можно запереть на замок, то скрыть отсутствие дворового освещения и озеленения местным властям никак бы не удалось.

— Как вы подписываете соглашения с подрядчиками, если не предусмотрено благоустройство дворов? — задал вопрос Олег Кожемяко главе поселения.

— Мы подготовили смету на комплексный капитальный ремонт дворов по улице Мира…

Губернатор прервал Крупевского на фразе, которую уже слышал неоднократно:

— Управляющая компания обязана устанавливать освещение при входе в подъезды. Видел я ваши сметы — разруха кругом. Даю поручение обратиться в прокуратуру на все выполненные вами работы по благоустройству и ремонту домов. Местной власти, я вижу, здесь как таковой нет, одно размазывание бюджетных средств. Денег выделяем много, а толку никакого.

Делегация остановилась на обочине дороги по улице Мира, рядом с пешеходной частью, засыпанной щебнем, — ходить по ней невозможно. Как выяснилось, ремонт тротуара начали, а денег для его завершения… по традиции нет.

— Свою зарплату в ремонт вкладывайте, если заранее не предусмотрели, — жёстко обратился губернатор к Крупевскому.

— Олег Николаевич, у нас в городе ничего нет, — неслось от людей со всех сторон. — Молодёжи заниматься негде. Клуба нет, спортзал достался в наследство от японцев, больницы своей нет, стадиона тоже. А у нас же и свои хорошие футболисты есть, и хоккеисты.

Более часа Олег Кожемяко общался с людьми на улицах Шахтёрска. Главной темой бесед стали жалобы на работу коммунальщиков.

— Что говорить, если в само здание администрации поселения страшно заходить — фасад облезлый.

А одна местная жительница спросила главу шахтёрского поселения:

— Алексей Юрьевич, у шахтёрской администрации деньги лишние, раз она свою газету выпускает? Разве у нас есть, кого в ней пиарить? Кругом одна убогость и только! Вы хоть раз подняли в своей газете проблему?

…У социального магазина по улице Мира № 24 губернатора окружило ещё большее число людей, их негодование нарастало с каждой секундой.

— А где живёт ваш глава? — задал неожиданный вопрос Олег Кожемяко.

Ответ последовал незамедлительно: Алексей Крупевский проживает в Углегорске, поэтому ему и дела нет до того, что происходит в поселении, которое он возглавляет.

— Неужели у нашего города нет будущего? — волновались люди.

— Будущее у Шахтёрска есть. Как и у района, — успокоил губернатор. — Нужно только разогнать бесполезных чиновников, объединить район — и тогда всё наладится. Я вам обещаю.

Снежанна Соколова
Фото автора

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ