Лишь бы не было войны

48

В октябре прошлого года с Ниной Петровной Дегтерёвой случилось несчастье: пожилая женщина упала с лестницы в подъезде и сильно повредила ногу. Второй год труженица тыла передвигается по квартире с помощью ходунков. Но больше всего Нину Петровну огорчила не сама травма, а то, что из-за неё она не смогла принять участие в праздновании 70-й годовщины Великой Победы, которое в этом году в Углегорском районе отмечали как никогда масштабно.

В День Победы – плакали от горя

– До слёз было обидно, – вспоминает Нина Петровна. – К такому великому празднику мне медаль дали – «70 лет Победы в Великой Отечественной войне 1941–1945 годов», я специально купила новый красивый пиджак… Так мечтала с нашими ветеранами в одном строю пройти. И надо же мне было так не вовремя упасть!

Как могла я старалась успокоить собеседницу:
– Нина Петровна, не переживайте! Я вас в новом пиджаке с медалями сфотографирую – снимок увидят все читатели «Углегорских новостей»!

Доводы помогли, Нина Петровна успокоилась, а потом вдруг задумалась и призналась:
– А ведь 70 лет назад, 9 Мая, когда в деревне объявили, что Красная армия победила фашистов, мы совсем не радовались. Все бабы и дети рыдали от горя, потому что на 100 дворов всего пять мужиков с войны вернулось. Среди них не было и моего отца – Петра Дегтерёва. Похоронка на него пришла в начале войны. Помню, как мама, получив это известие, от горя каталась по полу, кричала и рвала на себе волосы…

Война словно красной нитью проходит через всю жизнь Нины Петровны: и захочешь забыть – не получится. Даже родилась она в трагическую памятную дату – 22 июня, правда, в 1930 году.
– Все мои подруги, знакомые никогда не забывают меня поздравить – слишком уж день примечательный. Я так всем и говорю: 22 июня началась война и родилась я, только что год не 1941-й.

Трудовой фронт

Фото из архива Н.П.Дегтерёвой
Фото из архива Н.П.Дегтерёвой

Кировская область, деревня Ахпай. Семь дочерей родилось до войны у Петра Михайловича и Матрёны Павловны. На младшую новорождённую дочку отец даже не посмотрел – надеялся, что будет сын. Но спустя годы, когда тёмной ночью за Петром Михайловичем приехала машина и ему дали несколько минут на сборы, суровый с виду отец поцеловал на прощанье всех спящих дочерей и уехал на фронт, дав наказ жене: «Матрёна, береги девчонок»… Это было единственное и последнее проявление отцовской нежности – дочери больше никогда его не увидят… До войны девичья орава Дегтерёвых взялась зарабатывать в местном колхозе трудодни – старшие на родительской шее никогда не сидели. Окончили в школе по три класса, и после этого в их жизни было только одно образование – трудовое.

– Нам что война, что послевоенные годы – жили одинаково: голодно, холодно, работали не покладая рук, – говорит Нина Петровна.

И хотя в период Великой Отечественной немецкие захватчики на территории Кировской области боёв не вели, на плечи жителей выпала своя нелёгкая доля – обеспечивать фронт хлебом. И дети работали на колхозном фронте наравне со взрослыми.

– Девочки, работайте, работайте. Родина вас не оставит, – часто повторял председатель колхоза, контролируя показатели по сбору зерновых.

Эти слова маленькая Нина воспринимала в военное время как наивысшую похвалу. Поднимая с земли каждый колосок, она искренне думала, что именно эти несколько зёрнышек спасут от голода какого-нибудь советского солдата, который «бьёт фашистских гадов». А сама Нина в это время падала от недоедания в голодные обмороки…

За трудодни во время войны в колхозе ничего не давали. Большая семья Дегтерёвых питалась тем, что удавалось вырастить на небольшом огороде. Еда была скудной: «На завтрак – каждому по две пареные в котелке картофелины в мундире, на обед – по три, а вечером – что найдёшь».

– Пойдём с сестрёнками к богатым сельчанам – кому воды натаскаем, кому дров наколем, а они нам за это супчика горячего нальют. С нетерпением ждали весны – в эту пору мы ходили к соседям вытаскивать из погребов семенной картофель. Пока его выгребали, успевали объедаться мороженной сладкой картошкой, ели её вместе с кожурой.

Фото Снежанны Соколовой
Фото Снежанны Соколовой

Богатыми в деревне считались те, кто имел большой участок земли: кузнец, мельник и семьи, в которых детей либо вовсе не было, либо было по одному-два ребёнка. На своём огороде Дегтерёвы отводили сотку земли под пшеницу. Из муки Матрёна Павловна пекла булочки на продажу – вместе с дочерьми носила их в город, находившийся в 15 км от деревни. На вырученные деньги покупали мыло и спицы.
– Однажды мы пришли в город, а целый день лил дождь – ни одной булочки продать не удалось. По дороге домой мама сильно плакала, потому что муку на булочки в тот раз заняла у богатой соседки, тётки Параньи. Зато мы были довольны: все булочки нам достались, наелись досыта. Немецких захватчиков жители д. Ахпай не видели, но были свидетелями того, как из деревни выгоняли немцев-односельчан.

– В нашей деревне жили немцы из Поволжья, – вспоминает Нина Петровна. – Хорошие были люди, мирные, работящие. Во время войны их всех, кроме стариков и малых детей, угоняли в Сибирь – боялись, как бы они на сторону фашистов не перешли. Когда «наших» немцев босыми зимой отправляли на санях в неизвестном направлении, рёв стоял по всей деревне – жалко людей было.

Во время войны работала Нина в колхозе и дояркой, и на конюшне. Когда подросла, стала ходить вместе с ребятами косить на луга, складывать сено в скирды.

Память об отце – наследие потомкам

Из восьми братьев отца и матери Нины Петровны живым с войны вернулся только один – Ефим Павлович Ложкин. То, что рассказывал дядя маленьким племянницам, осталось в их памяти навсегда:
– Лежу, – говорит, – после сражения на поле. Тишина. Вокруг – одни мёртвые. Встал и пошёл среди трупов. Несколько дней шёл – пока до своих не добрался.

Нина с сёстрами слушали дядю Ефима с открытыми ртами: фашисты им представлялись какими-то чудищами с рогами.
Долгие годы Нине Дегтерёвой не давала покоя неизвестность: где похоронен её отец? Дочь фронтовика жалеет, что не удалось сохранить такие драгоценные папины письма…

– От отца с фронта пришло только два или три письма. Мы собирались вокруг плачущей мамы, а она нам читала: «…Лежу в госпитале… Как залечу раны – пойду обратно бить проклятого фашиста…» Вот и всё. А потом пришла похоронка.

Шесть лет назад на настойчивые запросы труженицы тыла пришёл официальный ответ: «…Рядовой Пётр Михайлович Дегтерёв скончался от тяжёлых ран в госпитале 12 февраля 1942 года. Захоронен в братской могиле Луганской области на Украине…» Дочь советского солдата, как могла, выполнила свой долг: передала память о погибшем отце потомкам – своим сыновьям, внукам и правнукам.

– У меня не получилось, так, может, мои внуки или правнуки когда-нибудь смогут возложить цветы на братскую могилу в Луганске...

Жизнь только начинается

В первый раз за годы войны и послевоенный период колхоз выдал работникам зерно в 1950-м – 300 граммов за трудодень. Только своим с таким трудом заработанным богатством Нина Петровна воспользоваться уже не успела: вместе с супругом Митрофаном Ивановичем Дегтерёвым она в это время преодолевала долгий путь до Сахалина.

– А у нас в Ахпае были одни Ложкины да Дегтерёвы, и немного Комаровых! – смеясь, ответила труженицы тыла на мой вопрошающий взгляд. – Я вышла замуж за Митрофана Дегтерёва, так что фамилию мне менять не пришлось. И продолжила: – У нас в старину было такое поверье: если женщина не может родить, ей нужно пройти через большую воду. Видно, я сильно надорвалась от работы в колхозе, поэтому детей у нас с Митрофаном первое время не было – свекровь даже начала на меня косо поглядывать. А после того, как мы с мужем пересекли Татарский пролив и обосновались в Углегорске, я начала парней рожать одного за другим! Митрофанушка всю семью обеспечивал, а я только успевала ему сыновей рожать – Сашу, Володю, Женю.

Около 20 лет назад Нина Петровна похоронила любимого супруга, который долгое время работал плотником на бумзаводе. У самой труженицы тыла – 42 года стажа: сначала была кочегаром, а позже – рабочей прачечного хозяйства в больнице.

Фраза «Девчата, Родина вас не забудет», сказанная в годы Великой Отечественной войны колхозным начальством, получила своё подтверждение в наши дни. Несколько лет назад ветеран ВОВ Нина Петровна Дегтерёва из старенького дома переехала в благоустроенную квартиру, а в этом году на средства, выделенные из областного бюджета, сделала в ней ремонт.

– Мне в мои 85 лет только жить да жить! Если бы не травмированная нога, я бы сейчас, как и прежде, ходила по гостям и частушки распевала! Ну да ладно, ещё успею. Главное – лишь бы не было войны.

С помощью ходунков Нина Петровна проводила меня до дверей. Я же подумала: «Откуда только силы берутся после всего пережитого?»

СНЕЖАННА СОКОЛОВА

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.