«Всегда открыт к диалогу»: интервью с сенатором Совета Федерации Юрием Архаровым

1448

Сенатор Совета Федерации от Сахалинской области Юрий Архаров побывал с рабочим визитом в Углегорском районе и дал интервью журналисту нашей газеты. К слову, в Сахалинской области (и в Углегорском районе в том числе) сенатор бывает довольно часто.

— Юрий Викторович, несмотря на высокий пост, договориться с вами о встрече не составило труда. Как и прежде, вы легко согласились на беседу. Такая открытость для СМИ — часть вашего имиджа?
— Имидж тут ни при чём. На посту сенатора я прежде всего представляю интересы жителей Сахалинской области. Поэтому нахожусь в курсе событий, которые происходят в регионе и Углегорском районе в частности. И всегда готов к диалогу, причём не только со СМИ.

— В чём заключается ваша нынешняя работа?
— Если совсем коротко, основное направление — законотворчество. Кроме того, участвую в работе комитета Совета Федерации по социальной политике. Практической медицине я посвятил 17 лет своей жизни, поэтому довольно часто меня привлекают к работе и в других комитетах СФ в качестве эксперта в сфере здравоохранения. По этой же причине курирую национальный проект «Здравоохранение», который начал действовать с этого года.

Совет Федерации — верхняя палата Федерального Собрания. В него входят по два представителя от каждого региона страны (по одному от законодательного и исполнительного органов власти), а также представители, назначаемые президентом.

— Законотворчество — процесс, растянутый во времени и пространстве, результаты которого видны лишь спустя время?
— Как правило, да. Принять закон, по которому будут жить миллионы людей, вся страна, — непросто. Только на федеральном уровне любой законопроект проходит три чтения в Государственной думе (и часто отправляется на доработку, а то и несколько раз). И только затем попадает в Совет Федерации, где в процессе рассмотрения к нему также могут появиться замечания — в таком случае документ снова отправляется на доработку. Лишь после одобрения в Совфеде он поступает на подпись президенту страны.

— На посту сенатора в разработке каких законов вы приняли непосредственное участие?
— Из наиболее важного отмечу закон о паллиативной помощи. Его цель — помочь каждой семье, которая оказалась в непростой жизненной ситуации. Ещё некоторое время назад получение качественных обезболивающих (как правило, это сильнодействующие препараты, оборот которых на особом контроле) из-за несовершенства законодательства для пациентов иногда превращалось в проблему. К сожалению, порой доходило до абсурда. Теперь люди, которые нуждаются в таких обезболивающих, могут рассчитывать на их получение не только в больнице, но и в условиях дневного стационара или на дому.

Паллиативная помощь — активная всеобъемлющая помощь пациенту, страдающему заболеванием, которое не поддаётся излечению (как правило, речь идёт об онкологии).

— Что ещё, кроме паллиативной помощи?
— Другой закон, например, обязал медицинские организации разрешать родственникам и другим членам семьи посещать пациентов в отделениях интенсивной терапии и реанимации. Раньше этого не было.

Кроме того, в июле принят закон об усилении ответственности за воспрепятствование оказанию медицинской помощи, что порой ставит под угрозу жизнь пациентов, а то и медработников. Теперь в КоАП и УК РФ внесены соответствующие поправки, которые призваны минимизировать число случаев нападения на врачей. Так, если нападение на медработника повлекло причинение тяжкого вреда здоровью пациента, виновному грозит лишение свободы до 2 лет. Если же пациент погиб — до 4 лет.

Отдельной статьёй устанавливается административная ответственность за воспрепятствование законной деятельности медработника. Если оно не повлияло на состояние пациента, устанавливается штраф в размере от 4000 до 5000 рублей. Кстати, инициировать возбуждение дела об административном правонарушении или даже уголовного смогут как сами медики, так и граждане, которые стали свидетелями инцидента.

Кроме того, сейчас существенно ужесточено наказание за непропуск машины скорой помощи. До последнего времени несознательных водителей штрафовали за это, как правило, на 500 рублей. В отдельных случаях могли лишить прав на срок от 1 до 3 месяцев. Теперь, после вступления в силу поправок в КоАП, размер штрафа составит 3000–5000 рублей, а срок лишения права управления транспортными средствами — от 3 месяцев до 1 года.

— Юрий Викторович, поговорим о Сахалинской области. Выше вы говорили, что в курсе событий на островах.
— В этом году с коллегами из комитета по социальной политике побывали в том числе в Сахалинской области. Провели рабочее совещание с участием замминистра здравоохранения России Еленой Бойко по цифровизации островной медицины. В первую очередь обсуждали интернет-доступность для островных медучреждений. Одно из направлений нацпроекта «Здравоохранение», который я уже упоминал, — создание единого цифрового контура.

Если совсем простым языком, человек приходит, скажем, в сельский ФАП — и благодаря единой базе и высокоскоростному интернету врач может проследить всю историю болезни пациента. От уровня поликлиники до, скажем, областной больницы. Согласитесь, экономия времени в перспективе — просто колоссальная. Здесь же — уход от бумажной работы и, как следствие, — возможность уделять больше времени пациентам. Плюс высокоскоростной интернет значительно расширяет возможности использования телемедицины, когда при необходимости врач районной больницы сможет получить консультацию специалиста областного или даже федерального уровня.

— Звучит вполне современно. Только вот в высокоскоростной интернет в том же Бошняково верится с трудом. У местных жителей там не всегда есть возможность воспользоваться даже сотовой связью.
— Напомню, нацпроект «Здравоохранение» начал действовать только с этого года и рассчитан на 6 лет. Никто не говорит, что здесь и сейчас абсолютно в каждом населённом пункте региона появится высокоскоростной интернет и всё, о чём я говорил выше. Сейчас есть некая модель, которую будем постепенно внедрять. Кстати, министр здравоохранения Сахалинской области Владимир Ющук на одной из встреч сказал, что подключить все региональные ФАПы к высокоскоростному интернету до конца 2020 года — вполне возможно.

— Цифровизация — это, конечно, хорошо. Только вот врачей в том же Углегорском районе, как и прежде, не хватает. Что скажете?
— По вопросу кадрового обеспечения было совещание с главой региона Валерием Лимаренко. Он делает большой акцент на этой проблематике.

Я часто бываю в рабочих командировках в различных регионах страны. Скажу, что нехватка медицинских кадров — это проблема не только Сахалинской области. Хотя, если сравнивать с другими субъектами, в целом ситуация у нас неплохая. И с врачебной укомплектованностью, и с мерами поддержки для специалистов, которые приезжают в регион. В первую очередь имею в виду зарплаты.

Валерий Лимаренко чётко обозначил свою позицию: на островах должны работать лучшие специалисты. И, кстати, комитет по социальной политике Совета Федерации может включиться в эту работу. У нас часто проходят различные круглые столы, а также совет по региональному здравоохранению, который курирует заместитель председателя СФ Галина Карелова. На совет приходят руководители крупных научно-исследовательских медицинских центров, на базе которых имеется сильный профессорский, кандидатский состав. У нас есть возможность разговаривать с этими руководителями, рассказать о необходимости привлечения крупных специалистов в Сахалинскую область. Я думаю, это реально, и мы включимся в эту работу. Хорошую поддержку в этом вопросе я нашёл у коллеги — сенатора от Ярославской области Игоря Каграманяна. В своё время он долго работал первым заместителем министра здравоохранения РФ и хорошо понимает специфику проблемы.

Интересно, кстати, решили проблему с кадрами в Якутии. Сначала там укомплектовали периферию, затем — обеспечили врачами первичного звена столицу. И это, как показывает практика, рациональный подход: когда работу начинают вести снизу, сверху проблем всегда меньше. Это касается в первую очередь ранней диагностики заболеваний. У человека появляется проблема — он идёт в районную больницу, где полный комплект специалистов. Заболевание лечат на ранней стадии, а сделать это всегда проще и легче, чем бороться с запущенной формой болезни. Возможно, есть смысл перенять и такой опыт.

— Новую поликлинику в Углегорске построят?
— Да, необходимость этого обсуждалась на различных уровнях. Безусловно, нынешнее здание не соответствует современным требованиям. Особенно принимая во внимание, что во многих учреждениях здравоохранения России действует проект «Бережливая поликлиника». Есть участники проекта и в Сахалинской области. Что такое «Бережливая поликлиника»? Это аккуратность, порядок, чистота, стандартизирование и дисциплина. Это новый принцип работы регистратуры, современное оборудование, организация доступной среды для людей с ограниченными возможностями здоровья. Реализовать всё это в морально устаревшем здании невозможно. Поэтому новая поликлиника — необходимость.

— В декабре 2018-го вы приезжали в район. Поводом тогда стало коллективное обращение сотрудников хирургической службы УЦРБ. Как сейчас обстоят дела в бывшем коллективе — следите?
— Конечно. Каждый раз, бывая в районе, обязательно захожу в родную больницу. Искренне рад, что в Углегорской ЦРБ до сих пор работают хирурги Сергей и Анастасия Воротиловы, реаниматолог Руслан Тен. Появились новые доктора.

— Но этого недостаточно.
— Молодёжь сейчас совсем другая, её уже не заманишь романтикой дальних стран. Раньше на Север ехали в первую очередь за длинным рублём. А сейчас этого мало. На первый план выходит инфраструктура. В Сахалинской области эта работа активно ведётся.

Ещё важный момент — наставничество. Это очень ценный метод практического обучения. Используя собственный опыт, наставник может быстро и эффективно донести до своего подопечного специфику профессии.

Ну и, конечно же, особое внимание должны уделять молодым специалистам руководители учреждений здравоохранения. Молодой специалист — он как ребёнок, ему в первую очередь необходимы внимание и забота. Когда человек приезжает из большого города с развитой инфраструктурой и высокой транспортной доступностью, скажем, в Углегорский район, можно представить, как тяжело ему в первое время перестроиться. Хотя сейчас трудно не заметить, как кардинально преображаются населённые пункты региона.

— Речь, конечно же, про благоустройство?
— Да, имею в виду именно это: удобство окружающего пространства. Уверен, даже самые отъявленные скептики согласятся, что Углегорский район за последнее время существенно изменился.

Если раньше, хорошо помню те времена, об этом много говорили и, к сожалению, в силу различных обстоятельств мало делали, сейчас всё иначе. Например, приятно удивлён преображениями Шахтёрска. Какой замечательный сквер здесь построили! Приводят в порядок фасады домов, дворы, дороги — если раньше счёт был штучным, на единицы, то сейчас идёт на десятки. Мэр района Сергей Дорощук рассказал о глобальных планах по жилищному строительству. Благодаря серьёзной поддержке областного правительства и лично губернатора Валерия Лимаренко Углегорскому району сейчас уделяется пристальное внимание.

— В самом начале беседы вы говорили, что всегда открыты для диалога. Обращаются ли к вам за помощью, в частности, углегорцы?
— Конечно, просьбы о помощи от жителей района мне поступают, причём самые разные. Чаще, конечно, они касаются вопросов здравоохранения. Кроме того, люди интересуются, можно ли всё-таки вернуть рейс Шахтёрск — Хабаровск. Для многих это удобный путь на материк, минуя Южно-Сахалинск. Со своей стороны пообещал обратиться в министерство транспорта с этим вопросом.

— Ну и напоследок: о профессии врача не сожалеете?
— Перефразируя известное выражение, скажу, что бывших хирургов не бывает. Поэтому даже сейчас стараюсь поддерживать профессиональный навык. В планах — подтвердить свои сертификаты по травматологии и хирургии. Ведь с медициной, практической деятельностью, как ни крути, связана большая часть моей
жизни.

— Удачи вам! И — спасибо за беседу.

Алина Голоскок
Фото Алексея Пудовкина

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ