Углегорское здравоохранение пора реанимировать

5459

То, что с медициной в Углегорском районе неблагополучно, ощущает практически каждый, кому доводилось обращаться в местные лечебные учреждения. В то время как пациенты приходят в отчаяние от катастрофической нехватки специалистов и невозможности попасть на приём из-за жутких очередей, сами медики говорят о сокращениях персонала и жёстком давлении со стороны руководства.

Точка кипения
В конце декабря 2018-го с рабочим визитом Углегорский район посетил член Совета Федерации Федерального Собрания РФ Юрий Архаров. Вместе с замминистра здравоохранения Сахалинской области Ниной Мухиной сенатор побывал в лечебных учреждениях района, провёл встречи с руководством и сотрудниками УЦРБ.

Причиной такого пристального внимания к углегорскому здравоохранению стало коллективное обращение к сенатору сотрудников хирургической службы УЦРБ. Врачи и медицинские сёстры попросили остановить дальнейшие сокращения младшего и среднего медперсонала, которые якобы с целью повышения эффективности работы проводит руководство больницы.

Операция «Оптимизация»
Подробности болезненного вопроса рассказывают сами медики.

— В ноябре 2018-го на общем собрании коллектива нам вручили уведомления о сокращении штата сотрудников кабинета острой травмы. И сообщили, что с 16 января 2019 года кабинет будет работать по новому графику: пять дней в неделю с 08:00 до 20:00, — говорит медсестра кабинета острой травмы.

На вопрос, чем это грозит пациентам, женщина пояснила:
— Экстренную помощь мы оказываем круглосуточно. Принимаем с ушибами, переломами, ожогами, при необходимости тут же накладываем гипс, выполняем первые хирургические обработки ран, оформляем документы на госпитализацию. Только за сутки, бывает, принимаем до 37 пациентов. При этом с развитием угольной промышленности в нашем районе увеличивается число рабочих мест с повышенной травмоопасностью. Сокращение часов приёма кабинета станет настоящей катастрофой.

Не нравится — увольняйтесь!
В соответствии с приказом главного врача УЦРБ Надежды Литкевич кабинет острой травмы не должен работать ночью и в выходные. Экстренные больные в этих случаях «переходят» медсёстрам приёмного отделения, оперблока и травматологического поста. Но, как сообщили УН сами медсёстры, договоры с вменением им дополнительных обязанностей они подписывали под угрозой увольнения.

— Нам добавляют обязанности, не увеличивая зарплату. Говорят, не нравится — увольняйтесь. Что же делать? Работа нужна, вот и подписываем. Хотя многие опытные медсёстры не выдерживают высокой нагрузки и уходят. Руководство относится к нам как к рабсиле, — говорит сестра реанимационного отделения.

А вот следующее:
— Персонала не хватает, санитарок уже сократили. Медсёстрам хирургии и реанимации и так нередко приходится работать через сутки. Устаём очень, после операций и обслуживания дополнительных койко-мест голова кругом. А ведь в нашем отделении находятся тяжелобольные. Если мы будем принимать ещё и пациентов от кабинета острой травмы — для людей это будет мучением, придётся часами сидеть в коридорах и ждать помощи.

И вот:
— Плюс нам вменили командировки в Южно-Сахалинск — сопровождать тяжёлых пациентов. При этом стабильной оплаты командировочных нет. Хорошо выспаться перед очередным дежурством не всегда удаётся. Мы на пределе.

Отстояли. Пока
На встрече с сенатором Архаровым коллектив хирургии УЦРБ выразил накопившееся недовольство по поводу проводимой оптимизации и получил у него поддержку.

— Печально, что за показателями руководство УЦРБ забывает о пациентах и медперсонале, — отметил Архаров. — Повышение эффективности работы в медицине — это прежде всего высокая доступность к получению помощи и улучшение качества её предоставления.

После вмешательства сенатора приказ «О сокращении штата и численности работников» руководство УЦРБ отменило. Это значит, кабинет острой травмы пока продолжит работу в прежнем режиме. «Пока» — потому что на вопрос УН о возможном возвращении к сокращению штата Н. Литкевич не ответила конкретно.

Статистика и реальность
В общем-то ситуация, мягко говоря, сложилась престранная. С одной стороны, в нашем районе создаются условия для получения квалифицированной медицинской помощи. Закупается современное оборудование, есть два передвижных мобильных комплекса. К нам приезжают работать специалисты: за последние 5 лет, отмечает статистика УЦРБ, прибыло 25 новых врачей и 24 специалиста среднего звена. Кроме того, в поликлиниках установлены терминалы, призванные ускорить процесс электронной записи на приём и, как следствие, ликвидировать очереди.

Что на деле? Новое оборудование используется лишь частично: нет специалистов, которые могли бы на нём работать. Привлекаемые кадры, говорит Н. Литкевич, по разным причинам покидают район, не успев даже обжиться в новых квартирах. При этом немало местных специалистов сидит дома без работы: им дали понять, что система местного здравоохранения в них больше не нуждается. Кому-то «повезло» больше: приходится совмещать сразу несколько ставок, работая на износ.

А закупленные передвижные мобильные комплексы? В соответствии с национальным проектом «Здравоохранение» они предназначены в первую очередь для работы в сёлах с населением до 100 человек. Но ЦРБ почему-то рапортует об отличной работе комплексов в Углегорске. Парадокс, но до сёл хвалёная мобильность не доезжает. Вероятно, кому-то важнее не здоровье людей, а красивая статистика.

Более того, со слов Н. Литкевич, она планирует организовать диспансеризацию, направляя комплексы к учреждениям. Зачем, если в Углегорске и Шахтёрске, где сосредоточено большинство учреждений, для этого есть поликлиники? Ответ, вероятно, тот же: красивая незатратная статистика о числе обследованных пациентов.

На этом фоне тем ужаснее ситуация, заложниками которой стали беременные женщины. Вот уже 2 года они вынуждены ездить для прохождения обычного УЗИ в Южно-Сахалинск! И снова главврач рассказывает про кадровый голод и очередного кандидата, которого в очередной раз отправляют на обучение. И снова — разговоры, а результата так и нет.

Отдельного упоминания заслуживают и терминалы для выдачи талонов в поликлиниках Углегорска и Шахтёрска. Во время визита сенатора Архарова в оба учреждения главврач говорила, как хорошо терминалы функционируют. Но на деле оказалось, что это ложь.

В действительности люди, которые не могут взять талон через сайт госуслуг или в терминале (из-за регулярных сбоев в их работе) с пяти утра занимают очередь в регистратуру, которая открывается в восемь. При этом несколько часов в очереди на морозе не гарантируют получение талона: их часто не хватает.

На уровне разговоров остаётся и открытие в Углегорске долгожданных травматологического и сердечно-сосудистого центров. Вместо того чтобы продолжить начатую работу по созданию травмоцентра, в ЦРБ проводятся мероприятия по сокращению персонала единственного кабинета травмы! Выходит, сохранение жизни в нашем районе становится делом случая: тебя могут спасти, если повезёт. В экстренных случаях возможна транспортировка пациента в Южно-Сахалинск. Но, опять-таки, при наличии нескольких «если»: вертолёта, лётной погоды и подготовленной вертолётной площадки. О доставке тяжёлого пациента автотранспортом даже думать страшно: ведь это несколько сотен километров, а значительная часть трассы — ухабистая грунтовка.

…Из-за нервотрёпки с предстоящими сокращениями свой пост недавно покинула опытная медсестра высшей категории Любовь Герасимова. О том, что администрация УЦРБ так легко готова расставаться с квалифицированными кадрами, говорят некоторые сотрудники больницы. Они же ставят свой неутешительный диагноз районному здравоохранению:

— Если так и дальше будет продолжаться, положительных изменений в качестве медобслуживания в районе не произойдёт. Сбегут последние специалисты.

…Ситуация в углегорском здравоохранении патовая. Дальше так жить нельзя.

Зинаида Макарова, Снежанна Соколова
Фото Алексея Пудовкина и из архива редакции

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ