Жить в ожидании результата анализа на коронавирус — опыт журналиста УН

1392

Этот очередной отпуск я запомню навсегда, вернее, то, какие трудности и психологическое напряжение пришлось испытать, чтобы вернуться на Сахалин. Я улетала в гости к родным на материк из привычной жизни, а возвратилась обратно в совершенно другую — пугающую, непонятную и беззащитную перед заразой.

Не подходи ко мне!
На момент моего возвращения на Сахалин в Кузбассе отменили весь автобусный и железнодорожный транспорт, следующий напрямую из угольного региона до соседней Новосибирской области, где расположен аэропорт Толмачёво. Дорожный патруль на границах двух областей сегодня, в период пандемии, разворачивает с трасс весь личный автотранспорт обратно, если у пассажиров нет спецразрешения либо веских причин для поездки. Мне повезло: удалось на нужное число приобрести билет на редкий проходящий через Новосибирск поезд. Беспрепятственно выпустили лишь потому, что имеется сахалинская прописка.

Аэропорт Толмачёво встретил непривычно опустевшими залами ожидания и напряжённой тишиной. Молчали все, но, казалось, что думали об одном и том же — о постигшем мир вирусе. По залам то и дело сновали поломоечные машины, а рабочие периодически просили пассажиров подняться, чтобы в очередной раз продезинфицировать кресла. Сиденья через одно-два были помечены крестами, чтобы люди соблюдали дистанцию.

Пассажиры не все были в масках, но держались друг от друга подальше, при регистрации на рейс Новосибирск — Южно-Сахалинск не нарушали социальную дистанцию. Хотя что толку, если потом набились в автобусе и самолёте как селёдки в бочке. Какая уж тут дистанция?!

В ожидании «конца света»
Во время полёта люди расслабились, у кого были маски и перчатки, сняли их. Зато когда приземлились в Южно-Сахалинске, народу по полной программе показали, что расслабляться ещё не время и что коронавирус на сахалинскую землю не пройдёт.

Хотелось скорее получить багаж и разъехаться по домам, но в аэропорту нас встретил целый отряд «инопланетян» — медиков в защитных костюмах и сотрудников Роспотребнадзора. Всех выстроили в очередь на сдачу анализов: брали кровь и биоматериал со слизистых.

Внешне народ не паниковал. Только одна женщина, стоящая рядом, тихо сказала:
— Ощущение, будто война…

Не знаю, как у других, но у меня в момент забора анализов давление резко подскочило и внезапно началась какая-то внутренняя истерика: а вдруг? То, что по телевизору каждый день о коронавирусе говорят, — это, кажется, происходит где-то далеко и никого из нас никогда не коснётся. А тут, в аэропорту, каждый почувствовал, что апокалипсическая реальность рядом и что никто от вирусной напасти не застрахован. У меня в момент ожидания «приговора» кровь приливала к лицу, предательски выдавая огромное волнение.

— Соколову из Углегорска выпускайте, — через 15 минут томительного ожидания сквозь защитную маску объявила на весь зал женщина с запотевшими медицинскими очками на глазах. — У неё экспресс-тест отрицательный.

«Уф, пронесло! — только и выдохнула. — На этот раз пронесло». Кто-то рядом сказал: «Поздравляю!» Поинтересовалась у медиков, насколько можно доверять такому тесту. Ответ успокоил: «Тесты корейские. Точность — 99 %».

Потом каждого из нас по отдельности сфотографировали, видимо, для оформления «личного дела» и дали на подпись требование-обещание, что дальнейшие 14 дней мы обязуемся оградить общество от своего присутствия — изолироваться.

Те, кого выпускали с отрицательным анализом на COVID-19, буквально прилипали к оконному стеклу багажного отделения, где ещё проходили осмотр их родные и друзья, и ждали: выпустят их или нет. Кто-то вытирал слёзы, кто-то нервно курил. Это были страшные минуты для каждого. Кажется, все были готовы к самому худшему…

Под контролем
Не успела я вернуться домой, как уже засветилась в списке прибывших в Углегорск из других регионов России, попала на карандаш правоохранителей и УЦРБ. Все структуры сработали оперативно, это успокаивает: у нас всё под контролем.

Через день на пороге квартиры появился сотрудник патрульно-постовой службы Максим Сучков. Пришёл проконтролировать, не нарушаю ли я режим изоляции. За этот день я у Максима была двадцатой по счёту, кого он навестил.

— Если не считать 74 вахтовиков, находящихся на изоляции в Поречье, в районе под нашим контролем ещё порядка 100 человек, — сказал правоохранитель. — За всё время двум нарушителям режима суд вынес административное наказание — штрафы. Один мужчина дочку-студентку в аэропорту из Москвы встретил, вместе должны были дома сидеть, а он вышел на улицу. А второй случай: мужчина из Хабаровска прилетел и сразу пошёл на работу устраиваться — тоже оштрафовали. Недавно очередные туристы из Таиланда вернулись, надеюсь, режим изоляции нарушать не будут.

Врач-терапевт Углегорской ЦРБ Чинара Уралиева, то и дело поправляя защитные очки, измерила давление, температуру, пульсоксиметром определила уровень насыщения кислородом капиллярной крови. Всё в норме.

— Сейчас стало легче, — поделилась она. — Ежедневно контролирую на участке состояние 3–5 человек в Углегорске и сёлах (не считая вахтовиков в обсерваторе Поречья. — Прим. авт.). А когда только всё началось, до 13 человек приходилось за смену посещать. Поначалу в таком «наряде» трудно было работать, сейчас привыкли.

Не навредить
Мой режим изоляции заканчивается 9 мая. Дата победная и этим обнадёживающая. Впереди — повторный анализ со слизистых на коронавирус, компьютерная томография лёгких. И бессонное ожидание результата, после которого либо свобода, либо…

Но что бы там ни было впереди, сегодня для нас, находящихся в режиме изоляции, самое главное — собрать волю в кулак и никому не навредить. И тогда, как говорится, победа за нами! На этот раз мы должны все вместе одолеть всего лишь коронавирус.

Снежанна Соколова
Фото автора

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ