«Отвар» из травы с уксусом: как живут люди, которым никто, по сути, не может помочь

4471

С непростой ситуацией столкнулись недавно работники МУП «ГЖК» Углегорска. Диспетчеру предприятия поступил сигнал, что житель второго этажа многоэтажного дома № 9/2 на улице Красноармейской заливает соседей. Выехав на место происшествия, чтобы устранить утечку, коммунальщики долго не могли достучаться до виновника потопа.

А между тем горячая вода из батареи потоком лилась через потолки по стенам у соседей. За помощью обратились к спасателям. Они проникли в квартиру через балкон. И то, что они там увидели, повергло их в шок: в однокомнатной квартире, больше похожей на мусорную свалку, на кровати лежал истощённый мужчина, которому явно требовалась медицинская помощь. С просьбой организовать больному человеку какое-либо содействие коммунальщики обратились в редакцию «Углегорских новостей».

Нам удалось выяснить, что в указанной квартире живёт инвалид II группы по психзаболеванию — 62-летний Анатолий. Мы разыскали его бывшую жену Светлану, и вот что она рассказала:

— Раньше, задолго до того, как болезнь начала прогрессировать, Толя работал на бумкомбинате крановщиком. Сам по себе он человек хороший, безобидный, начитанный, не пьёт и не курит. Только вот когда заболел, жить с ним стало невыносимо. Мы с сыном от него ушли…

По словам бывшей супруги, даже после развода она переживала за Анатолия, навещала его, время от времени наводила в квартире порядок, приносила еду, оплачивала коммунальные услуги. Потом болезнь обострилась — и мужчина полностью погрузился в себя, перестал выходить на улицу и открывать кому-либо дверь.

— Толю нужно спасать, иначе он погибнет от голода и голосов, которые ему слышатся, — считает Светлана. — Больше года назад со специалистами соцзащиты и врачами мы пытались оформить Толю в дом инвалидов, да только он не согласился. А как он может дать согласие на лечение, если неадекватен и не отвечает за свои поступки? Законы в отношении таких больных, считаю, в нашей стране несовершенны.

В сопровождении участкового полицейского и фельдшера скорой помощи нам удалось попасть в квартиру больного человека. Картина предстала страшная: нет электричества, стоит зловоние. На кровати на почерневшем от сырости и грязи матраце, застланном такого же цвета простынёй, укрывшись засаленными одеялами, лежал истощённый от голода хозяин.

На кухне нет электроплиты, на полу — несколько мешков якобы со съестными припасами. В мешках мужчина заквашивает в воде грибы, гнилые яблоки, собирает остатки пищи на случай, «если прилетят инопланетяне». Всё это в итоге гниёт и издаёт дурной запах.

На вопрос полицейского: «Чем вы питаетесь?» — мужчина указал на охапку засушенной травы в углу комнаты, там же лежали репчатый лук в шелухе, пустые бутылки от уксуса, пачки от соды и сахара-рафинада:

— Я завариваю траву в миске в холодной воде и уксусе и пью этот полезный отвар, ещё у меня есть кусок хлеба и лук, — ответил мужчина.

Казалось, что даже бывалые полицейские, повидавшие на службе всякое, были шокированы увиденным. Все стены в квартире Анатолия исписаны только ему одному понятными «философскими размышлениями». Он то и дело говорил о том, что является великим мыслителем и писателем.

Нам на время удалось помочь Анатолию и, возможно, спасти его от голодной смерти. Он был госпитализирован в психоневрологическое отделение УЦРБ, где за ним сейчас наблюдают врачи, где он получает полноценное питание. Только дальнейшая судьба этого человека будет уже зависеть от терпения и желания помочь своему отцу его взрослого сына. Возможно, ему предстоит пройти через нелёгкую процедуру лишения отца дееспособности. Только в этом случае по закону родственники могут контролировать ход дальнейшего лечения и жизнь своих близких, оказавшихся во власти тяжёлой душевной болезни. Если, конечно, судьба близких, потерявших всякую связь с внешним миром, им небезразлична.

Снежанна Соколова
Фото автора

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ