Бывший дворник Татьяна — о новой жизни в шахтёрском интернате

2084

Недавно в доме-интернате для престарелых граждан и инвалидов в Шахтёрске проходил очередной день посиделок. В этот раз специалист по социальной работе Тамара Мин предложила своим подопечным рассказать о том, что для них в жизни является самым главным.

Пожилые люди призадумались, а потом один за другим начали делиться: кто-то вспоминал о своей работе, которой была отдана большая часть жизни, а кто-то с любовью говорил о детях и внуках, которые не забывают и часто навещают. Общение получилось довольно бурным и эмоциональным. И лишь одна женщина в нарядной кофточке бордового цвета, украшенной цветами из бисера, молчала, слушала других и улыбалась.

— Татьяна Евгеньевна, а вы о чём призадумались, поделитесь, пожалуйста, своими мыслями, — попросила Тамара.

— Я? Я… обрела спокойствие, вот что для меня самое главное в жизни… А ещё мне больше всего нравятся вторые блюда, которые здесь дают каждый день, люблю толчёную картошку с котлетой или мясом. Раньше я такого не ела…

Дворник с метлой и котомкой
Жизнь дворника Татьяны Шишовой из Углегорска круто изменилась после того, как в июне этого года в редакцию «Углегорских новостей» обратились неравнодушные жители. Люди попросили помочь женщине, над которой издевались родственники, выгоняли её из дома. Поэтому Татьяне Евгеньевне нередко приходилось ночевать где придётся: в подъезде, на лавочке возле дома, коротать время в сквере. А потом и сама 63-летняя Татьяна Шишова поделилась, как дочка отбирала у неё пенсию и деньги, заработанные нелёгким трудом. При этом никто в семье, кроме Татьяны, не работал. Со слов женщины, она содержала дочь, внучек и их сожителей.

Последние годы Татьяна Евгеньевна жила в постоянном страхе и в любую минуту была
готова бежать из родного дома. При ней всегда чёрный пакет, с которым она не расставалась даже на работе, а ночью подкладывала его под голову. В нём — документы, куски мыла, лекарства, остатки еды для перекуса, ещё всякие разные безделушки, которые могли пригодиться в случае, если снова придётся коротать ночь вне дома.

Узнав о непростой судьбе женщины, встал вопрос, как можно ей помочь обрести покой и прекратить над ней издевательства. Посоветовать разделить её четырёхкомнатную квартиру и разъехаться с обнаглевшей роднёй? Но кто этим будет заниматься, да и родня на такой шаг ни за что не пойдёт, ведь все коммунальные счета оплачивает она, слабая пенсионерка. Кто захочет расставаться с безропотной «кормушкой»? К счастью, после выхода в газете публикации о Татьяне сложилось два вполне приемлемых выхода из ситуации.

— Прочитали на сайте «Углегорских новостей» рассказ о Татьяне. Мы в шоке, не думали, что ей так трудно живётся. Пусть приезжает к нам, в Краснодарский край, примем с радостью. Вы только помогите её привезти, — откликнулась дальняя родня с Кубани.

И второе, на мой взгляд, более приемлемое предложение поступило от Ульяны Кербер, директора ГБУ «Шахтёрский дом-интернат для престарелых граждан и инвалидов Сахалинской области».

— У нас места есть, оформляйте нужные документы и привозите.

Пока родная дочь и внучки Татьяны Шишовой как ни в чём не бывало продолжали жить привычной жизнью, корреспондент «Углегорских новостей» несколько недель, словно ребёнка, водила пожилую женщину за руку по кабинетам врачей, чтобы собрать документы, необходимые для проживания в доме-интернате для престарелых. Сама бы Татьяна Евгеньевна с этой непростой задачей не справилась, в социуме она ориентируется с трудом.

Побег из родного дома
30 июля, когда все документы в соцучреждение были оформлены, мы пошли с Татьяной в магазин, чтобы купить ей новую одежду. Примеряя халат и добротную кофту непривычного для себя белого цвета, женщина шокировала:

— Я никогда не тратила свои деньги на себя. Не помню, когда в последний раз покупала себе одежду, носила то, что люди отдавали.

В шахтёрский дом-интернат хозяйка квартиры собиралась впопыхах.

— Скорей бы уйти, а то вдруг сожитель внучки придёт, драться начнёт.

В новую сумку она по инерции пыталась закинуть свои вонючие старые вещи, которые у неё были на все случаи жизни, и разные узелки — с пуговицами, обмылками, полотенцем, остатками каких-то пирожков. Боялась остаться без самого необходимого. Тряслась за тряпицу, в которой были завёрнуты деньги — только что полученная пенсия: «Пойдёмте быстрей, а то отберут». Она бежала из дома, словно из ада. Захлопнула за собой дверь без всякого сожаления. И только тогда, когда вышла на крыльцо в своём новом халате в жёлтую клетку, вздохнула свободно и начала улыбаться: «Я не могу поверить, что уезжаю отсюда…»

Уже в Шахтёрске, в момент приёма её в интернат, Татьяна Евгеньевна попросила
сотрудников не пускать к ней родню.

Жизнь заново
Все два месяца, что Татьяна Шишова находится в интернате, она учится жить по-новому, по-человечески. Ей до сих пор непривычно спать на чистом постельном белье. Она учится, казалось бы, элементарным вещам: на ночь раздеваться и надевать чистую ночнушку, каждый день принимать душ. Уже привыкла не делать запасы еды: в интернате кормят досыта, пять раз в день. Женщина привыкает быть женщиной. Для этого у неё сейчас есть все условия, шкаф в комнате полон добротной одежды и обуви. А ещё она обрела здесь надёжного друга, интересного собеседника — Геннадия Ивановича Верзилина. С ним они каждый день гуляют по территории, о чём-то разговаривают, сидя на скамейке. Сотрудники интерната даже подшучивают: «Того и гляди первую свадьбу сыграем!»

Одним словом, Татьяна обрела в интернате спокойствие, о котором так давно мечтала. Пусть оно продлится как можно дольше, ведь, по сути, хорошая жизнь у этой женщины только начинается.

«Углегорские новости» благодарят всех, кто оказал содействие в оформлении Татьяны Евгеньевны Шишовой в дом-интернат для престарелых и инвалидов в Шахтёрске. Своей поддержкой вы подарили человеку человеческую жизнь.

Снежанна Соколова
Фото автора

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ