Бараки рушатся, но вы живите: «развалины» в селе Ольховка Углегорского района признаны пригодными для проживания

1945

Почти три месяца прошло со времени публикации на нашем сайте материала «Первомайская ложка дёгтя: на дне Ольховке», в котором шла речь об условиях жизни людей в трёх полуразрушенных бараках № 4, 5 и 6 по улице Первомайской в Ольховке. Страдальцы надеялись, что после выхода публикации в свет в их жизни наконец-то произойдут изменения к лучшему — власти отреагируют, а комиссия УГП признает квартиры непригодными для проживания и поставит всех на очередь по переселению.

После майских праздников
Надежды «первомайцев» оправдались: власти отреагировали. После майских праздников, когда о первобытных условиях жизни ольховцев узнал весь район, со двора впервые за многие годы вывезли кучу мусора. Другую кучу, что за пределами двора, чтобы не бросалась в глаза, «размазали» по земле. И это ещё не всё: комиссия УГП признала одну квартиру непригодной для проживания. Как оказалось, слишком поздно: в начале июля ушла из жизни хозяйка этой квартиры — пенсионерка, инвалид, ветеран труда совхоза «Ударный» Ираида Ерофеева

Через несколько дней после смерти Ираиды Александровны из администрации УГП на её адрес пришло официальное заключение, которого она ждала много лет: жилое помещение для проживания непригодно. Весь цинизм ситуации в том, что буквально в конце апреля полуслепая женщина, спустившись к корреспонденту на ощупь, сказала: «Похоже, власти ждут, когда мы все помрём, тогда и проблем не будет…»

А ведь после публикации в газете у Ираиды Ерофеевой были официальные гости:
— Вы бы видели, с какой брезгливостью чиновники заходили в наш дом, носы пальцами зажимали, фотографировали, — вспоминает её соседка. — Обвиняли нас, что не делаем в квартирах капитальные ремонты, поэтому, мол, они и рушатся. Спрашивали, почему не приватизируем жильё.

Как оказалось, это была уже не первая межведомственная комиссия из администрации УГП в квартире Ираиды Ерофеевой в текущем году. Только несколькими месяцами ранее вердикт был «Пригодно!» Что могло существенно измениться, чтобы члены комиссии в короткий срок пересмотрели своё решение?

Барак рушится, а квартиры стоят!
Все годы жизни в бараках, которые официально не признаны аварийными, люди стараются привести своё жильё в порядок: наводят чистоту, забеливают плесень на потолках, подштукатуривают и красят стены. И вправду, зайдя в некоторые квартиры, по незнанию сразу не подумаешь, что они в любой момент могут рухнуть, потому что внизу под ними — разбитые помещения, в которых никто не живёт, и подвергаются потопам сверху, потому что крыши — словно решето. К слову, нижние этажи давно пустуют во всех трёх бараках: большинство семей живут на верхних — это те, кому деться больше некуда, кто всю жизнь прожил в Ольховке и продолжает сейчас здесь работать.

В конце апреля, незадолго до встречи с корреспондентом «УН», Юлия Гладкова из барака № 4 получила официальное заключение от администрации Углегорского поселения: её квартира для проживания пригодна. Как такое возможно, если невооружённым глазом видно, что жить здесь нельзя?

Наталью Куленок переселили из аварийного дома по улице Центральной в дом № 6 на Первомайской в 2004 году. Прописываться в барак, который по условиям был ничем не лучше снесённого, пенсионерка не захотела — так и осталась зарегистрированной по несуществующему адресу. Живёт вместе с отцом — инвалидом первой группы, опираясь на палочку, носит на второй этаж воду из колонки, зимой — уголь, а обратно — помои, ведь ни слива, ни канализации, ни воды в доме нет.

Женщина показывает на новые обои, купленные с пенсии:
— От сырости обои от стен отходят, но даже в таком убожестве мы пытаемся жить по-человечески. Только с каждым годом руки всё больше опускаются…

Недавно в их доме случился пожар, и Наталью Викторовну «чуть не хватил инфаркт»:
— В жаркую погоду самовозгорелась деревянная труха в стене первого этажа. Хорошо, что это случилось в выходной день, когда люди были дома, а не на работе — успели водой залить. Если бы огонь не потушили, я бы своего лежачего отца не смогла со второго этажа вынести.

По словам жильцов, всё, что для них сделали за последние два года — это установили в подъездах входные двери, сколоченные из старых досок, поменяли проводку и прикрепили внушительных размеров электрощиты. На фоне всеобщей разрухи — обвалившихся стен и потолков — современные коробки в подъездах смотрятся чужеродно. Весной без резиновых сапог в бараки зайти невозможно — вода.

Если доживём…
«Всё под бульдозер, и дело с концом!» — только такой вывод напрашивается сам собой после увиденного на улице Первомайской. А иначе дома вот-вот сами рухнут. Обитателям барачных трущоб и властям повезёт, если при этом никто не пострадает…

«Почему бараки на Первомайской до сих пор не признают аварийными?» — этот вопрос был задан главе Углегорского городского поселения Алексею Яковлеву.

— Чтобы признать аварийным весь дом, в соответствии с законом (постановление Правительства РФ от 28 января 2006 года № 47 «Об утверждении положения о признании помещения жилым помещением, жилого помещения непригодным для проживания и многоквартирного дома аварийным и подлежащим сносу») собственники жилья должны вызывать специалистов экспертной организации из Южно-Сахалинска. Жильцы, чьи квартиры приватизированы, оплачивают эту услуг самостоятельно, а если жильё муниципальное, то средства будут выделены из бюджета поселения. Понятно, что сумма для простых людей неподъёмная. Сейчас мы изучаем этот вопрос. Обязательно сделаем всё, чтобы помочь людям в решении данной проблемы.

Однако как скоро это произойдёт, неизвестно. Вот и в этот раз при расставании с жителями Первомайской от них вновь прозвучала уже знакомая и пугающая фраза: «Если доживём»…

Снежанна Соколова
Фото автора
Видео Алексея Пудовкина

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.