В Углегорском районе вспоминают землетрясение 20-летней давности

3570

20 лет назад, 5 августа 2000 года, в Углегорском районе произошло событие, которое надолго останется в памяти жителей. Случился природный катаклизм, который разделил жизнь многих углегорцев на до и после. Телефонограммы в те дни сообщали: «В субботу утром в 8 часов 13 минут 10,5 секунды по сахалинскому времени на острове произошло землетрясение силой 7–8 баллов по шкале Рихтера. Подземные толчки наибольшей силы ощущались в Углегорском районе».

Сразу после первых подземных толчков жители Углегорска начали обрывать телефон местной сейсмостанции. Но сейсмологи не могли дать точной информации:

— Эпицентр и очаг, то есть где произошло землетрясение и на какой глубине, мы вам сказать не можем, потому что после первого толчка у нас сорвало все гальванометры. Предположительная сила подземных толчков — более 6 баллов.

Спустя 20 лет после памятных событий руководитель сейсмостанции Углегорска Владимир Мирошниченко рассказал «Углегорским новостям»:

— Ближайшим к эпицентру землетрясения населённым пунктом оказалось Поречье. Жителей спасло, что в селе нет высоких домов, иначе без человеческих жертв бы не обошлось.

Жители палаточных городков
В распоряжении редакции «Углегорских новостей» есть несколько фотографий палаточного городка, расположившегося 5 августа 2000 года неподалёку от районной администрации, совместное фото бывших руководителей: губернатора Сахалинской области Игоря Фархутдинова и мэра Углегорского района Леонида Осипова. В канун памятной даты мы решили разыскать людей, запечатлённых на старых снимках, и спросить, что они помнят о тех страшных в жизни района днях.

В центре одной из фотографий — колоритная женщина, это Нина Александровна Филатова. К сожалению, она умерла 3 августа 8 лет назад в возрасте 74 лет. Но о ней нам рассказала её дочь Ольга.

— Мама работала посудомойкой в ресторане «Чайка». Она была простой и доброй женщиной, улыбчивой и безотказной в помощи людям. В землетрясение мама сильно испугалась, выбежала на улицу в ночной сорочке. Некоторые люди во время толчков выпрыгивали в трусах прямо из окон. Позже мы принесли маме платок, юбку и тёплую кофту. Когда установили палатки, она варила для людей еду на костре, приносила из дома хлеб и картошку. Но ночевать всё-таки возвращалась домой, не хотела спать в палатке. Так и сказала: если завалит, то пусть в родном доме.

На заднем плане фотографии, слева, можно рассмотреть известную в районе акушерку УЦРБ — Ларису Демуру.

— Творилось что-то ужасное, — поделилась воспоминаниями Лариса Сергеевна. — Я только успела накинуть халат, схватить сына и выбежать на улицу. Не успела даже документы взять. К этому времени возле администрации уже собрался народ из ближних домов с Красноармейской, Заводской и Победы. Кто-то успел прихватить с собой палатки и одеяла. По улицам разъезжали милицейские машины: по громкоговорителям объявляли, чтобы жители отходили подальше от зданий. Когда спали ночью в палатках, слышали подземный гул. Страху натерпелись на всю жизнь. Провели на улице несколько ночей. Домой заходили, но ненадолго: хватали одежду, документы и выбегали обратно. В родильном отделении УЦРБ врачи и акушерки выносили новорождённых на улицу, выводили рожениц и беременных. Народ в те дни вёл себя сплочённо, делились друг с другом едой и тёплыми вещами. Эту природную катастрофу углегорцы выдержали достойно.

А вот как запомнил день 5 августа молодой тогда интерн по специальности «Хирургия» Юрий Архаров:

— Для прохождения интернатуры я прибыл в УЦРБ 2 августа 2000 года. И через три дня после начала моей работы в Углегорском районе произошло землетрясение. Тогда многочисленных пациентов с травмами мы принимали в палаточном городке, обустроенном на территории районной больницы. Не спали несколько суток — операция шла за операцией. Работали в полевых условиях, но помощь оказали каждому пострадавшему. Все травмированные остались живы.

Кот Кеша предупреждал об опасности
На заднем плане фото, в центре, себя узнала 80-летняя жительница дома № 3 на улице Красноармейской Ульяна Николаевна Панфилова.

— Я в то время жила в одноэтажном доме на улице Речной, — рассказывает женщина. — Когда начало трясти, зазвенела посуда, я сразу побежала к серванту, в котором стоял дорогой по тем временам хрусталь. Было очень страшно. После первых подземных толчков ещё где-то с неделю ощущались сотрясения земли. Я пошла в центр города, чтобы проведать дочь с грудным внуком. На площади у администрации люди уже палатки установили, одеяла по верёвкам развесили. Вот там меня и застал фотограф. Помню, несколько дней в Углегорске не было ни воды, ни света. Ходили и ездили за водой на родник, а ещё её подвозили прямо во дворы вместе с хлебом.

Пока разговаривали с Ульяной Николаевной, в гости к ней зашли родственники. Как оказалось, им тоже есть что вспомнить о землетрясении.

— Домой ночевать несколько дней не заходили, боялись, потому что первые дни трясло через каждые два часа, — вспоминает Валентина, в то время кассир авиакассы в Углегорске. — Мы жили в доме № 6 в переулке Капасина. Первую ночь остались у родственников, а на следующий день вспомнили, что из дома не забрали кота Кешу. Вернулись за ним и пошли ночевать на площадь у автовокзала, спали прямо на земле, подстелив лишь одеяла. Другие люди в эти дни жили на дачах, в машинах, в автобусах и даже в сараях вместе с домашней скотиной. Кстати, когда через несколько дней вернулись домой, кот Кеша был для нас индикатором. Как только он начинал громко мяукать и прятаться под диван, мы в ожидании очередных подземных толчков сразу вставали в дверные проёмы либо бежали на улицу.

Пострадало 1500 печей и труб
Своими воспоминаниями о событиях 20-летней давности поделился бывший глава Углегорского района Леонид Осипов.

— Как только нашу многоэтажку на Заводской затрясло, я понял, в чём дело, но когда с женой и дочкой стали выбегать из квартиры, входную дверь заклинило, — рассказал Леонид Михайлович. — Это сейчас вспоминается весело, а тогда было жутко. Я прибежал на работу в администрацию, тут же вызвал к себе на совещание руководителей всех служб жизнеобеспечения: УЦРБ, пожарной части, правоохранителей, ЖКХ. После этого поехал в Поречье, где, как мне сообщили, ситуация была сложнее, чем в Углегорске: там стихия разрушила дома. Всего во время землетрясения пострадало более 300 домов, оказались разрушены примерно 1500 печных труб. В здании администрации повредило стены, кое-где оторвало радиаторы. Я дал команду обеспечить подвозку хлеба и воды. До губернатора области напрямую дозвониться не удалось, так как связи не было, порвало кабель. Получилось позвонить обходными путями — через Бошняково. Когда вышел на губернатора региона, Игоря Павловича Фархутдинова, сказал ему, что народ паникует, попросил доставить в район муку и врачей, в первую очередь психологов. Он прилетел примерно через сутки, но перед этим мы осмотрели взлётно-посадочную полосу в аэропорту Шахтёрск, она была в порядке. Вместе с ним самолёт доставил в район врачей и более 2000 тонн муки. Через несколько дней прилетел Сергей Шойгу, бывший тогда министром МЧС. Вместе с ним мы обследовали дома в Краснополье, Углегорске и Поречье. Люди в свои квартиры долго не возвращались.

По словам Леонида Михайловича, на восстановление повреждённых зданий деньги из Москвы начали поступать лишь в декабре 2000 года, и то небольшие.

— Справлялись своими силами. На средства местного бюджета мы сразу скупили весь кирпич и цемент в местных строительных магазинах. Попросили людей, чтобы они как можно быстрее разобрали повреждённые печи и трубы, хотели успеть отремонтировать их до холодов. Помогли всем, кто нуждался в помощи… Передавайте землякам привет. Желаю им всех благ и здоровья. Очень много тёплых воспоминаний связано у меня с Углегорским районом.

Выжили
Сегодня свидетели тех далёких событий сходятся во мнении, что во время землетрясения летом 2000 года боялись лишь одного: чтобы Углегорский район не стал вторым Нефтегорском.

— Лично у меня тогда, 5 августа, почему-то сразу встало перед глазами землетрясение в Нефтегорске, — вспоминает руководитель сейсмостанции Владимир Мирошниченко. — Там в мае 1995 года за 27 секунд подземные толчки силой 7,6 балла разрушили город до основания, за одну ночь погибли более 2000 человек. 5 августа 2000 года я думал об одном: лишь бы Углегорский район, как Нефтегорск, не превратился в город мёртвых. К счастью, мы выжили. И не должны забывать о той катастрофе.

Снежанна Соколова
Фото из архива редакции

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ