Углегорский военком отказал в возмещении затрат на памятник ветерану Великой Отечественной войны

2764

Скоро 9 Мая. А это значит, в Углегорском районе пройдут мероприятия, на которых мы традиционно почтим память героев, погибших во время Великой Отечественной войны, скажем слова благодарности ветеранам. Патриотические речи о том, что никто не забыт и ничто не забыто, прозвучат от должностных лиц, людей в погонах и неравнодушных земляков. Будет и традиционное возложение венков и цветов к братской могиле.

Но что кроется за пламенными речами и торжественным вышагиванием под Реквием некоторых начальников?

***

…Жительница Углегорска похоронила своего отца, ветерана Великой Отечественной войны, 21 год назад. Разведчик, прошёл всю войну, несколько раз был тяжело ранен, награждён орденом Отечественной войны II степени. Всё это — ради жизни на земле и мирного неба, о которых так много говорим. И которыми учим дорожить детей и внуков, рассказывая снова и снова о великом подвиге великого народа.

— Отец умер в 1998 году, — рассказала пенсионерка. — На его могиле я установила металлический памятник, который подкрашивала по мере необходимости. В октябре 2018-го на свои деньги заменила металлический монумент на гранитный: всё-таки 20 лет прошло… Изготовление и установка нового памятника обошлись в 26 тысяч рублей. Сумма немаленькая, ведь из доходов у меня только пенсия. Спасибо людям, подсказали: поскольку отец участник Великой Отечественной, надо обратиться в военкомат — по закону мне должны вернуть деньги, потраченные на памятник.

В соответствии со ст. 24 Федерального закона «О ветеранах» изготовление и установка надгробного памятника возмещаются «за счёт средств федерального органа исполнительной власти, уполномоченного в области обороны».

Женщина собрала нужные документы и обратилась в углегорский военный комиссариат:

— В возмещении денежных средств за изготовление и установку памятника военком Завгородний мне отказал.

***

Ситуация, в которой оказалась пенсионерка, нетривиальная.

— Войну отец прошёл не под своим именем, — объясняет она. — Биографические сведения в военном билете и фотокарточка его, а вот фамилия, имя и отчество нет. Он никогда не рассказывал, почему. А когда спрашивала, отвечал: мол, придёт время — и всё узнаешь. Наверное, так нужно было.

Своё настоящее имя ветеран вернул после войны.

— В военном билете сотрудник комиссариата тогда изменил лишь фамилию. Вот и получилось: рядом с настоящей фамилией ненастоящие имя и отчество. Сказали, этого достаточно, никаких проблем в будущем не возникнет.

Но именно это, по словам женщины, сейчас и стало камнем преткновения. Документы, которые вроде бы гарантируют пенсионерке получение средств, потраченных на памятник ветерану, в военкомате ей вернули.

— Позвонили, сказали забрать документы, потому что в возмещении денежных средств мне отказано. Такого я не ожидала…

Не смирившись с отказом, женщина решила обратиться к военному комиссару лично:

— Когда пришла забирать документы, хотела поговорить с Завгородним, по-человечески ему всё объяснить. Ждала, что он войдёт в моё положение, скажет, что в такой ситуации можно сделать. Но знаете, Завгородний даже разговаривать со мной не стал: только передал через сотрудницу, чтобы я обратилась к нему письменно.

Пенсионерка написала обращение прямо в военкомате. И спустя некоторое время снова получила отказ, но уже в письменной форме — за подписью Завгороднего. Устно в комиссариате добавили: если с решением военкома женщина не согласна, может идти в суд.

Наша собеседница недоумевает:

— Но ведь это… унизительно. Разве я требую чего-то лично у него? Или прошу того, что по закону не положено моему покойному отцу?..

К этим вопросам, которые пенсионерка озвучила в редакции, мы можем добавить ещё несколько. Неужели женщина должна сама делать запросы в органы власти и ведомства для выяснения всех обстоятельств? Или это удобнее и быстрее сделать работникам военкомата, используя свои полномочия, которых нет у пенсионерки?

Разве сохранение памяти о ветеранах Великой Отечественной войны — это личная забота их родственников? Как можно сегодня красоваться с георгиевской лентой на груди и траурным венком в руках, а завтра отказать в реальной помощи дочери ветерана? Как можно не принять человека, не выслушать его, а лишь черкнуть сухое «отказано»?

***

Мы позвонили С. Завгороднему, чтобы узнать ответы на эти вопросы. Но не услышали ничего конкретного. Углегорский военком не смог объяснить причины, по которым отказал пенсионерке.

Во время разговора сложилось впечатление, что больше всего Завгороднего беспокоило, что с этой проблемой женщина обратилась в районную газету: «Не помню такую…» И далее: «А чего она к вам-то пришла?», «То, что она напишет в газету, ничего не изменит!»

Обращение дочери ветерана с копиями документов наверняка есть в военкомате. Как и её контактные данные. Только в телефонном разговоре Завгородний почему-то ни разу не сказал, что поднимет документы, свяжется с женщиной и всё-таки постарается ей помочь.

***

…Вооружившись громкими фразами, можно продолжать говорить о патриотизме. Во всеуслышание. А ещё можно участвовать в различных акциях, посвящённых той войне и памяти её героев.

А можно просто взять — и что-то сделать. Настоящее. Без громких слов.

Маша Миронова,
Зинаида Макарова
Фото Алексея Пудовкина

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ