С гордостью и болью — о Чечне 95-го

1472

В памяти многих жителей Углегорского района до сих пор свежи события 1995 года.
Тогда одного за другим привозили на родину из Чечни наших мальчишек, отдавших жизни в неравных боях с чеченскими боевиками. В марте 95-го похоронили сразу троих. Сегодня их медали — среди экспонатов местного краеведческого музея, а память о солдатах, которые не дожили и до двадцати, — в сердцах их родителей и земляков. Им бы жить, любить и растить детей. Но война, несправедливая и беспощадная, лишила ребят этой возможности.

15 февраля в Углегорске, возле памятника воинам-землякам, погибшим при исполнении служебного и интернационального долга, собрались родные героев, ветераны боевых действий, представители старшего поколения, казачества, школьники-юнармейцы, сотрудники правоохранительных органов, волонтёры и просто неравнодушные жители. Такие митинги скорби — с пронзительными выступлениями, орудийными залпами, минутой молчания и возложением цветов — вызывают неоднозначные чувства. С одной стороны — гордость за воинов, проявивших отвагу и смелость в бою, с другой — негодование на случившуюся несправедливость. Звучат имена погибших, их семеро. Все — на табличке мемориала. Парни, которые ушли в армию по призыву в мирное для России время.

— Это такая беда для меня! — со слезами говорит пришедшая на митинг жительница Углегорска Галина Намоченко. — Я ведь акушеркой была, этих деток принимала, слышала их первые крики. А потом мы их в последний путь по очереди провожали… Несколько раз в год прихожу сюда. Поплачу, цветочков принесу — немного отпустит.

В 2020-м исполняется 25 лет трагическим событиям, когда для четырёх семей в Углегорском районе померк свет. 1 февраля 1995-го оборвалась жизнь Юры Крылова, 23 февраля погиб Володя Голубов, день 8 марта навсегда омрачился для мамы Ильи Струкалина. Вскоре, 31 мая, траурный список пополнило имя Андрея Покровского. Слишком много смертей для небольшого района! И тем сильнее боль даже сегодня, спустя четверть века.

«Я ухожу, — сказал мальчишка ей сквозь грусть, —
Ты только жди. Я обязательно вернусь!»

Дворовые песни под гитару любил петь Володя Голубов, и это у него очень хорошо получалось. Мама солдата — Татьяна Савоськина — поделилась сокровенным:

— В этом году моему сыну исполнилось бы 44, но он навсегда остался 18-летним. Подвижный, весёлый, он не хотел быть маменькиным сынком. Если приходил домой с синяками, никогда не жаловался. В своём последнем письме написал: «Жалею и не жалею, что не поехал домой. Была возможность увидеть всех вас, но не поддался минутной слабости. Значит, не испугался, значит, не трус».

Татьяна Савоськина и Наталья Струкалина в 1995-м и сами совершили подвиг, исполнив свой материнский долг. Узнав о том, что на Дальнем Востоке в срочном порядке расформировали войсковые части, где служили их сыновья (а ребят отправили сначала в учебные части, потом в Чечню), они, не раздумывая, поехали в Москву, в генеральный штаб Вооружённых сил РФ. Оттуда прямиком направились в пекло чеченской войны искать своих сыновей.

— Когда приехали, не знали, куда идти. Устроились в Моздоке в военный госпиталь, ухаживали за ранеными ребятами, — говорит Наталья, а через некоторое время узнали, что сыновья в Грозном.

Володю Голубова мама видела три дня — с 13 по 15 февраля. Говорила с ним и даже убеждала: «В случае чего — стреляй первым! Если не ты, то тебя…» Володю убили через несколько дней, когда Татьяна Елизаровна была ещё в Чечне. А узнала она об этом, когда приехала домой.

— Когда похоронили сына, а потом и Илью Струкалина, я очень ждала из армии Андрюшу Покровского. Он из Краснополья, с Вовой в одной группе учился в училище и в одном взводе служил. Думала: «Вот приедет и будет для меня как сын». Но и он не вернулся живым, — говорит Татьяна.

Стихотворные строки, которые прочитала Татьяна Савоськина на митинге, проникают глубоко в сердце:

Неправда, что с годами боль утраты
Становится хоть чуточку слабей.
Пока горят кровавые закаты,
Мы будем ждать любимых сыновей….

…О своём младшем брате рассказал Александр Струкалин:

— С Ильёй у нас разница в возрасте 4 года. Когда я уходил в армию, он совсем ещё «зелёный» был. Но по возвращении я не узнал в нём прежнего вздорного, озорного мальчишку. Ему было 17. Он очень хотел служить в армии и был готов к этому. Не ходил на дискотеки, не проводил время зря. Любил мотоциклы, охоту и рыбалку, перед армией даже подрабатывал инструктором в походах. Учил детей ставить палатки, разводить костры. Из него получился бы хороший муж и отец.

О таких, как Илья, Володя и другие парни, говорил на митинге Сергей Кузьменко, участник боевых действий в Чечне:

— Перелистывая в очередной раз страницы истории военных событий за пределами нашей страны, мы отдаём дань памяти нашим солдатам, которые остались верны воинскому долгу. Эта история до сих пор отдаётся болью в наших сердцах. Увы, но и сегодня не поставлена точка в кровавой череде конфликтов за пределами России.

Сергей вырос в Углегорском районе, сейчас живёт в Южно-Сахалинске. Он подполковник запаса, ветеран органов безопасности. В августе 1996-го участвовал в обороне здания Управления ФСБ России по Чеченской Республике во время штурма и захвата Грозного боевиками. Награждён медалью «За отвагу».

Ветеран боевых действий поздравляет земляков, всех, кто служил и несёт службу в рядах вооружённых сил и правоохранительных органов Российской Федерации, солдат и офицеров с наступающим Днём защитника Отечества. Жители Углегорского района в этот и любой другой день могут прийти к памятнику воинам-землякам, подумать о ценности человеческой жизни, положить цветы к ногам бронзового солдата, олицетворяющего смелость и отвагу славных воинов углегорской земли…

Вера Арляпова
Фото автора и Александра Мамаева

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ