Карам Тавхутдинов. Реванш памяти

666

От редакции. Удивительная штука — история. Казалось бы, с каждым годом белых пятен в ней должно оставаться всё меньше. Но на деле выходит иначе. Вот, например, 3 сентября 1945 года закончилась Вторая мировая война. 75 лет прошло, а сколько имён ещё предстоит вырвать из забвения и вписать в книги памяти!

Наверняка многие жители Углегорского района слышали эту фамилию — Тавхутдинов. Но многие ли знают хотя бы имя этого человека? Между тем под командованием Карама Петровича Тавхутдинова (1904–1948) в августе 1945-го советский десант высадился в порту современного Шахтёрска. Именно с этого события началось освобождение Углегорского района от японцев.

Сегодня именем Тавхутдинова у нас не названа улица или площадь. Единственная память о нём — лаконичная стела с красной звездой на берегу озера Тауро. И скромная надпись: «16 августа 1945 года на этом месте высадился первый десант под командованием подполковника Тавхутдинова К. П.». Всё.

Долгие годы после войны о комбате Тавхутдинове не вспоминали. Да что там не вспоминали: если бы не активисты, даже место его захоронения, вероятно, кануло бы в Лету. Хорошо, этого не случилось.

Сегодня, в день 75-летия окончания Второй мировой войны, мы публикуем статью, которую предоставил «Углегорским новостям» член Русского географического и Гидрографического обществ, методист районного краеведческого музея имени Н. К. Бошняка Александр Сесёлкин (Советская Гавань) — о том, как была найдена могила комбата и восстановлена историческая справедливость.

Чтобы знать. И помнить.


Батальон из Совгавани
В августе-сентябре 1945 года военнослужащие частей Северной Тихоокеанской флотилии (СТОФ) и 113-й отдельной стрелковой бригады участвовали в освобождении Южного Сахалина и Курильских островов от японских милитаристов. В состав десантных групп входил 365-й отдельный батальон морской пехоты Береговой обороны СТОФ, командиром которого был подполковник Карам Петрович Тавхутдинов.

Батальон был сформирован в окрестностях Советской Гавани (Хабаровский край) в начале 1943-го. К моменту войны с Японией он насчитывал в своих рядах около 1000 человек. В этой воинской части числились три стрелковые роты, а также роты автоматчиков, пулемётчиков, миномётчиков и транспортная рота. Кроме того, в батальоне были отдельные взводы связи, разведки, химической защиты, противовоздушной обороны, противотанковых 45-миллиметровых пушек.

В 1945 году, после освобождения на Сахалине Торо (ныне Шахтёрск), Тайхэй (Ударное), Эсутору (Углегорск), Усиро (Орлово), оставив на полях сражения погибшими восемь человек, батальон вернулся в Совгавань.

За проявленную отвагу в боях с японскими милитаристами, стойкость и мужество, дисциплину и организованность личного состава 26 августа 1945 года 365-му отдельному батальону морской пехоты приказом № 0460 народного комиссара ВМФ СССР присвоено звание гвардейского.

После войны несколько человек изъявили желание нести сверхсрочную службу в батальоне. Около 30 человек, демобилизовавшись, остались жить и трудиться в Советской Гавани. В 1955 году 365-й отдельный гвардейский батальон морской пехоты был расформирован.

Письмо в Татарстан
Многие годы о командире батальона Караме Петровиче Тавхутдинове было мало что известно. Пожалуй, единственная фотография комбата была опубликована в книге «Накануне. Курсом к победе» бывшего главкома флота Героя Советского Союза Николая Герасимовича Кузнецова. На снимке Тавхутдинов запечатлён на митинге в порту Ванино рядом с командующим СТОФ вице-адмиралом Владимиром Александровичем Андреевым. Этот митинг состоялся по случаю возвращения на материк морских пехотинцев после боевых действий по освобождению Сахалина.

В 2007-м от ветерана войны, бывшего военнослужащего 365-го батальона Мутыгуллы Ахметовича Алтынбаева стало известно, что вскоре после войны Карам Тавхутдинов скоропостижно умер. Его похоронили на кладбище посёлка Заветы Ильича, на противоположной от города стороне гавани. У Алтынбаева сохранился адрес родных бывшего комбата, проживавших в Казани.

На письмо из Татарстана ответила дочь Карама Петровича — Клара Карамовна. Она сообщила, что отец после войны с Японией некоторое время служил в Порт-Артуре, где вместе с ним проживала и семья. Из Китая они вновь вернулись в Советскую Гавань.

27 апреля 1948 года отец Клары умер на Сахалине во время командировки. 1 мая тело Карама Петровича доставили на корабле в Совгавань, в Заветы Ильича. В ту пору дочери Тавхутдинова было 11 лет.

В своём письме Клара Карамовна поблагодарила всех, кто в Советской Гавани не забывает её отца. В конверте была старинная фотография, на которой в 1953 году было запечатлено захоронение Карама Петровича. Этот снимок в Татарскую АССР привёз брат Клары, Валерий, который во время службы на Дальнем Востоке побывал в посёлке Заветы Ильича. На фото были хорошо видны люди в военно-морской форме около деревянного заборчика высотой не более 1,5 метра. За деревянной оградой хорошо просматривался памятник с портретом и пятиконечной звездой. На заднем плане снимка — водная гладь бухты Северной, за ней — суша, на которой хорошо были видны здания. Появилась уверенность, что по старинной фотографии можно отыскать захоронение офицера.

С трудом, но нашли
3 апреля 2008 года, как только земля освободилась от снега, автору этих строк и краеведу из Заветов Ильича, капитану 2-го ранга в отставке Виктору Анатольевичу Анчевскому с трудом, но удалось найти место, где покоятся останки комбата.

Больше часа мы ходили по заброшенной части кладбища среди неухоженных могил, покосившихся памятников без табличек, среди зарослей кустарника и сухой травы, пока моё внимание не привлёк металлический памятник в виде пирамиды. Изготовлен он был из оцинкованного железа. Кое-где виднелись следы спайки. Звезды на памятнике не было. Но рядом, под сухой травой и слоем прошлогодней листвы, виднелись части деревянного забора. При внимательном осмотре стало ясно, что давным-давно большая часть забора-ограды сгорела от пожара, который прошёлся по кладбищу. Сохранились верхние части деревянных столбиков забора, которые по форме совпадали со столбиками на фото. Позвав Виктора Анатольевича, я вместе с ним стал тщательно осматривать местность.

В нескольких сантиметрах от памятника под толстым слоем сухой травы мы нашли пятиконечную металлическую звезду и металлическую рамку, в которой когда-то размещалась фотография с надписью. Нам удалось прикрепить звезду на вершину памятника. Сверяя окружающую местность с увеличенной репродукцией фотографии, нашли место, откуда в 1953 году был сделан снимок. Расположение оставшихся строений на полуострове Меншикова по отношению к памятнику соответствовало их размещению на снимке. Мы окончательно убедились, что нашли могилу Карама Петровича Тавхутдинова.

Не знаю, какое чувство испытывал стоящий со мной рядом товарищ, но я испытывал двоякое чувство. Одно из них — стыд: прошли годы, и об офицере Тавхутдинове незаслуженно забыли. Почему военное командование, которое должно следить за подобными могилами, забывает о людях, честно исполнявших свой долг, отдавших своё здоровье и свою жизнь служению Родине? Почему подобные захоронения на территории не берутся на учёт? На данном кладбище в августе 1945 года были похоронены военнослужащие, которые умерли в госпитале от ран, полученных в боевых действиях по освобождению Сахалина. К сожалению, никто точно не знает, где находится их братская могила.

Ещё одно чувство, которое я испытал, — радость: ведь мы нашли захоронение комбата и теперь его можно привести в порядок.

Благодаря В. Анчевскому были установлены ограждение и новый металлический памятник гвардии подполковнику Караму Тавхутдинову — с фотографией и надписью.

Склонить знамёна!
2 сентября 2009 года, в День окончания Второй мировой войны (в 2020 году перенесён на 3 сентября. — Прим. ред.), новый памятник комбату был открыт. На церемонии по этому случаю присутствовали военнослужащие Совгаванского гарнизона, районный военный комиссар, краеведы, учащиеся поселковой школы.

На митинге выступили заместитель главы Советско-Гаванского муниципального района Ю. М. Мельзединов, заместитель командира Советско-Гаванского ВМР капитан 1-го ранга С. М. Писарев, я — от районного Совета ветеранов и другие. После волнующих слов были отданы воинские почести человеку, который всю свою жизнь посвятил служению Родине.

Знамённая группа склонила знамёна, прозвучал оружейный салют, участники митинга возложили венки и цветы на могилу Тавхутдинова.

Через несколько дней в Казань дочери Карама Петровича отправили письмо: в нём сообщалось об открытии нового памятника. В конверт также вложили фотографии, сделанные во время митинга. Спустя месяц пришёл ответ от Клары Карамовны: она сообщала, что, получив письмо и снимки, плакала от радости. Она благодарила всех, кто остался неравнодушным и помог восстановить добрую память об её отце.

2 сентября 2015 года на месте, где когда-то дислоцировался батальон, торжественно открыли памятник морским пехотинцам, погибшим при освобождении Шахтёрска и Углегорска.

Он был установлен силами районного общества «Краевед». Помощь в изготовлении памятника и сборе средств для установки оказали администрация муниципального
района, районный Совет ветеранов войны, труда, Вооружённых сил и правоохранительных органов, районный краеведческий музей имени Н. К. Бошняка, предприниматели и местные жители.

На открытие памятника из Новосибирска и Хабаровска приехали родственники отдавшего в бою свою жизнь краснофлотца Николая Юрганова, чей прах покоится в братской могиле в Углегорске.

Сегодня, в День окончания Второй мировой войны, поздравляю всех жителей Углегорского района с этим замечательным праздником! Мы должны помнить, какой ценой далась эта победа, помнить людей, которые её добыли ценой собственной жизни. А ещё мы должны делать всё от нас зависящее, чтобы над нашей Родиной всегда было мирное небо.

Александр Сесёлкин

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ