Мошенники обокрали углегорскую пенсионерку и обломали зубы на других

1100

В Углегорский район на «гастроли» приехали телефонные мошенники, заставляющие пожилых людей отдавать им деньги. Пресс-служба сахалинского УМВД сообщила, что местная пенсионерка вручила злоумышленникам 200 тысяч рублей. И таких происшествий в округе было несколько, но, к счастью, не все попытки обмана увенчались успехом.

70-летней жительнице Углегорска вечером на домашний телефон позвонила неизвестная и представилась адвокатом. Она сказала, что дочь пенсионерки попала в ДТП, а для улаживания проблем надо заплатить. Через час к потерпевшей домой пришла неизвестная девушка, которой передали деньги. Естественно, никакой аварии с участием родных доверчивой жертвы не было, как и «адвокатов», решающих вопросы. Мошенников ищет полиция, возбуждено уголовное дело.

Неудачная попытка
Редакции «Углегорских новостей» стало известно ещё о двух подобных инцидентах.

— Моей маме 64 года, она живёт в Шахтёрске. Мы семьёй должны были уехать в Южно-Сахалинск, когда ей позвонили. С мамой я часто проговариваю такие ситуации, чтобы она не попалась на аферы. Около 6 утра ей позвонили на стационарный телефон, она спала. Рыдающая девушка, слышно было плохо, говорит: «Мамочка, мы сбили человека, я без зубов и разбила подбородок, срочно нужны деньги, чтобы замять это дело!», по-моему, 80 тысяч. Мама спросила о месте нашего нахождения, а она: «Ты что, зачем спрашиваешь, помоги, я сейчас дам трубку следователю!» Тут мама вспомнила наши беседы, сказала, что сейчас приедет, и положила трубку. До нас она не смогла дозвониться: ранним утром телефоны были выключены. А так как мама раньше работала во вневедомственной охране, то решила позвонить в ГАИ и узнать, было ли ДТП. Но по ошибке набрала номер ОМВД. Рассказала всё, и вскоре к ней приехал следователь, а сегодня и я буду давать показания, — рассказывает Елена, дочь пенсионерки.

Аналогичную неудачную попытку преступники сделали, позвонив знакомой этой семьи. Там им тоже не поверили.

Опасные гастроли
Елена рассказывает, что её попросили посмотреть в личном кабинете «Ростелекома», кто звонил матери. Впрочем, этот след наверняка бесперспективный. Номер в таких случаях не определяется, мошенники шифруются со знанием дела. Полицейские говорят, что работает организованная преступная группировка (ОПГ). Приезжают с материка в сахалинскую глубинку — в областном центре слишком опасно: на улицах и во дворах там много видеокамер, в том числе «Безопасного города». В провинции «гастролёры» делают звонки будущим жертвам, возможно, используя сим-карты с материковской «пропиской», не привязанные к реальным людям. Работают в районе, пока не сорвут куш. В составе банды есть девушка, которая забирает деньги у потерпевших. Получив крупную сумму, злоумышленники перебираются в другой район.

Долго сидеть на месте такой ОПГ опасно, приезжих в маленьком городе могут быстро вычислить. Плюс, приходя на встречу лично, они рискуют попасть в объективы камер, регистраторов, их могут запомнить случайные прохожие. Хотя на встречу с обманутой жительницей Углегорска они шли без опаски: в микрорайоне Черёмушки нет «Безопасного города». А перед вылазкой подонки наверняка ещё и проверяли маршрут на безопасность.

Такая «работа» полна риска, однако выгода перевешивает: «улов» в несколько сотен тысяч — и можно уезжать. Возможно, сейчас банды в Углегорске уже нет. Оперативники первым делом после преступления проверили все гостиницы, однако там похожие люди не регистрировались.

Кто помогает преступникам?
Елена задаётся вопросом, где злоумышленники берут номера домашних телефонов пожилых людей. Справочники со стационарными номерами — сейчас большая редкость. Да и узнать, какой из них принадлежит пенсионеру, без местных сообщников нереально. А это расширяет круг участников аферы до слишком больших небезопасных масштабов.

У собеседницы корреспондента УН есть версия, что данные злодеям продают бывшие или действующие сотрудники «Ростелекома». Это логично — в договор на оказание услуг связи вписываются личные данные абонента, включая дату рождения. В этом легко убедиться, глянув на бланк типового соглашения об оказании услуг телефонной связи. Сделав в базе элементарную выборку по возрасту, можно определить круг потенциальных клиентов. Дальше — обзвон, обман, выманивание денег.

Преступники действуют психологически грамотно. Звонок вечером или рано утром, когда дети пенсионеров могут быть не на связи. Крики в трубку, рыдания, искажённый «от травм» голос, давление, чтобы не дать жертве времени опомниться. Мама Елены смогла отразить натиск, помогли регулярные рассказы родных о схеме действия мошенников и собственный опыт. Хотя и для пожилой женщины произошедшее стало огромным стрессом: наконец созвонившись с зятем, она рыдала и долго не могла успокоиться.

Увы, многие не справляются и отдают деньги, как под цыганским гипнозом. Да и как можно рассуждать холодно и здраво, когда в трубку кричат: «Мамочка, помоги»?..

Как и в случае с негодяями, крадущими деньги с банковских карт, никто не поможет жертвам «мама, я сбил человека», кроме них самих. Пожилым родителям нужно постоянно рассказывать о случаях мошенничества. Договориться о том, что при любом подобном звонке надо сразу положить трубку и связаться с детьми самостоятельно. Если не получается — звонить в полицию.

К слову, в ОМВД стоит обратиться и тем гражданам, с кем связывались злоумышленники, даже если последним ничего не перепало. Возможно, это позволит найти зацепку, благодаря которой аферистов поймают.

Дмитрий Зелинский

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ